Мечтатель Сашка
У всех людей есть крылья. В черепе на клиновидной кости
Название: Хроники безумия. Часть третья. Уйти до конца
Автор: Мечтатель Сашка (Темный ангел огня)
Фандом: ориджинал
Жанр: драма, детектив, ужасы
Рейтинг: R (см. ворнинги)
Warning: смерть, безумие
Тип: авторский - джен, что хотите, ищите сами
Размер: миди (27 страниц воркса, 9037 слов)
Правила размещения: запрещено
От автора: я понимаю, что это не литературное произведение и что глупо писать посвящение, но хочу сделать это

Посвящается
(тому, кто з)нает

"Oh, you can't help that," said the Cat: "we're all mad here. I'm mad. You're mad."
"How do you know I'm mad?" said Alice.
"You must be," said the Cat, "or you wouldn't have come here."
Льюис Кэрролл, "Приключения Алисы в Стране Чудес


Раз, два, раз-два-три. Успешно.
Я начинаю запись о деле № Х в двадцать три часа тридцать одну минуту девятого августа 20** года. Его открыли сегодня, и за несколько часов своего существования оно заинтересовало меня настолько, что я сижу с диктофоном и пытаюсь анализировать. Раньше я не верил в этот метод, который показывают в фильмах, как не верил и фильмам. Но сейчас это нужно мне, и если я не буду говорить - говорить, а не записывать - боюсь, сначала лопнет горло, а потом голова.
Итак, дело № Х: пять трупов (два в доме, два рядом и один в десяти метрах в сторону дороги), ничтожное количество улик и отметаемые один за другим мотивы. Пока это все, что я знаю. Может, все прояснится...

...- Завтра, - настаивал Андрей, щелкая по экрану мобильного. - Возьми наше время выезда, прибавь время в пути - можешь даже накинуть полчаса - и получишь время от десяти минут первого до без двадцати двух завтрашнего дня.
Максим выхватил у него телефон.
- Знаешь, по твоим часам получается правильно, - сказал Максим. - Вот только у тебя часы неправильные. А минус на плюс дает минус, Андрей.
Андрей взял телефон:
- У меня часы по точному московскому времени.
Максим усмехнулся. Андрей посмотрел на него, потом на мобильный и даже оглянулся на Инну, ища причину смешка.
- Они по точному московскому, - повторил он.
- Переведи их на час назад, Андрей, - не выдержала Настя. - В Крыму время на час отстает, вот почему мы приедем сегодня.
- Ну Настя, зачем ты ему сказала! Пусть бы сам вспоминал, он же у нас чуть ли не отличник!
Максим плюхнулся на сиденье. Настя перелистнула страницу и только после этого посмотрела на него.
- Тут и без того дышать нечем, - сказала она. - А когда вы начали спорить, то и вовсе весь кислород в себя всосали. Поэтому извини, но это нужно было закончить.
Максим хотел что-то ответить, но Настя уже уткнулась в книгу. Он посмотрел на Инну, и она отозвалась на взгляд словами:
- Даже не думай, что я тебя поддержу.
- Злая ты, - вздохнул Максим.
Андрей молчал и тыкал в мобильник с такой силой, будто надеялся вбить дату в прошлое, когда он ещё не затеял спора, Инна надела наушники и уставилась в окно, Настя будто в противовес повернулась к окну спиной и поджала ноги. "Картина "оставьте каждый друг друга в покое", - подумал Максим. Он скорчил жалобное лицо - по-прежнему никакой реакции.
- Что тут происходит, вы нашли себе занятие без Константина Великого?
Появление стопроцентно трехмерного Кости разодрало картину в клочья, а несколько его фраз нарисовали совсем другую. Максим посмотрел на смеющуюся Инну и подумал, что веселье - самая заразная вещь на свете, главное, чтобы носитель был в фазе обострения. Эту мысль даже захотелось записать - но не на чем, и Макс простился с ней. Жаль, неплохая идея, но после ещё пары прибауток Кости он не то что её, а имени своего не вспомнит.
- Да мне дадут поспать впервые за двое суток?
С верхней полки свесилась Лера, и от её вида захотелось смеяться ещё громче - вокруг головы будто связался свитер из крупных петель, а глаза впечатляли степенью сонной близорукости.
Костя вытянул руку, и Леру поймало между стеной и полкой.
- Знаешь поговорку: "В гробу выспишься". А если при жизни много спать, то потом в гробу лежать не захочется, и станешь ты, Лерка, зомбятиной.
- Немедленно поставил меня как было!
На Костину руку обрушилась целая комбинация из ударов - прямой кулаком, раскрытой рукой и ребром ладони. Костя сделал вид, что все они попали по полке, и продолжил:
- И знаешь, что самое страшное? Тебе придется есть мясо.
Лера ответила ещё несколькими ударами и сопроводила их словами в такт. Костя подержал её ещё несколько секунд, а потом отпустил. Лера сразу перегнулась и попыталась достать Костю. Руками этого сделать не получилось, и она пустила в ход язык, губы и голосовые связки.
- ...и вообще, ты сам перед отъездом всю ночь дрых, я же слышала! Олесь, пни его, пожалуйста, от моего имени! - закончила Лера.
Судя по звукам, Костю никто так и не пнул. Лера снова свесилась вниз и на этот раз огляделась.
- А где Олеся, народ?
Костя махнул рукой вдоль вагона. Лера стукнула ладонью по матрасу и спрыгнула вниз:
- Она же обещала мне!..
Костя посмотрел в ту сторону, откуда сейчас доносилось Леркино "извините, извините" и чьё-то ворчанье - оба будто завернутые в тонкую бумагу шума поезда.
- Слезть и меня пнуть их высочество не соизволило, а за Олесей сразу рванула, - пожаловался он.
- Теряешь авторитет и лоск в её глазах, Кость, - сказал Максим.
- И что же мне теперь делать? О низверженные боги, дайте совет, я ведь как вы теперь!
Костя возвел глаза к потолку и вскинул руки в том же направлении. Максим фыркнул - да, ломать и строить комедию лучше не умел никто, и самое удивительное, что это не раздражало или пока не раздражало.
По проходу пронеслась Лерка, на ходу отвесила Косте пинка и побежала дальше. Инна приподняла брови и оперлась об столик - так, чтобы тот, кому был адресован это вопрос, его заметил.
- Что? - простонал Костя и потер ногу, - Я просто стороны перепутал.
- Ты до сих пор путаешь право с лево? - поинтересовался Андрей.
- Просто я забыл, что сейчас сижу спиной по ходу движения.
Максим посмотрел на них и подумал, что нельзя сказать, будто они познакомились всего сутки назад. Впрочем, иного от Кости ожидать было невозможно - вот уж точно душа, сердце, легкие и прочие важные органы компании. Лерка будет рецепторами, Настя...
Решить про Настю Максиму помешало ощущение того, что он вдохнул газообразный кусок бетона. Судя по кашлю разной степени сдерживаемости, такое ощущение было не только у него.
- А поменьше... было... никак? - кажется, эти слова выкашляла Инна, но поручиться Макс не мог.
- Я с вами, некурящими, двое суток терпела, и даже теперь покурить не дали нормально.
- Ты обещала мне не курить весь отпуск! - разрастись возмущению в Леркином голосе мешал тот же кашель.
- Если ты ешь и тебя никто не видит, значит, калорий ноль, - ответила Олеся и села на боковую полку. Дышать стало легче, и все немедленно этим воспользовались.
- Одна двое суток не спала, другая не курила - у кого ещё какие проблемы? - спросил Андрей. - Вот ты, Макс, без чего двое суток терпишь?
- Извини, это личное, - ответил Максим и тут же получил чувствительный тычок Настиного взгляда. "Придется извиняться," - отметил он про себя, но решил отложить это на более подходящее потом.
Им оставалось пять часов дороги. Если знать, сколько им лет и куда они едут, и совсем немного знать их, то можно догадаться, как они провели это...

.... время ожидания не прошло впустую: я получил запись звонка, который и стал началом этого дела.
Про первую новость - я прослушал запись пять раз точно и сколько-то ещё (сбился со счета); потом разделил её на части. Первые три секунды - всхлипы, адрес - до пятнадцати секунд, "помогите нам, пожалуйста", занявшее четыре секунды, и обрыв. Чудовищное трехчастное музыкальное произведение, и я попытался проанализировать его, как Миша анализирует правильные.
Итак, вокал: голос тихий, достаточно низкий и слегка хрипловатый, хотя определенно женский - кажется, это называется "контральто". Музыкальное сопровождение: трудно определить, из фоновых щумов я услышал только скребущийся треск - наверное, девушка задевала ногтями трубку. Надо дать послушать запись Мише - может, его ухо распознает что-то ещё. Мелодия. "Помогите нам," - значит, в тот момент жива была не только она или, по крайней мере, она так думала. Первое, что она называет - адрес; рыдания умолкают довольно быстро - она была в состоянии думать (не было сильного шока? хорошо контролирует эмоции? успела прийти в себя и затем позвонила?).
Больше всего беспокоит финал - он оборванный. Она могла положить трубку из страха, что её услышит убийца - в пользу этого говорит и её тихий голос (двусмысленность, но верная); могла считать, что сказала достаточно - но если она оказалась достаточно умной, чтобы начать с адреса, а не с крика "Спасите", то почему не додумалась сказать, что происходит (да, это незначительно, но влияет на прибытие помощи); наконец, её мог прервать и сам убийца - но тогда конечный аккорд все же должен был прозвучать. Кроме того, меня интересует личность вокалистки. Из пяти трупов четыре принадлежат женщинам, но, разумеется (к моему сожалению), проанализировать их голоса и сравнить с записью невозможно. Остается рассчитывать на результаты экспертизы - на ту строчку, где указано время смерти.
Сегодняшние догадки. Первая: убийца пришел и ушел морским путем, иначе его должны были встретить на дороге. Вторая: убийца утопил орудия преступления (минимум одно до сих пор не найдено). Третья: жертвы. У меня есть серьезные основания сомневаться...

- ... в их количестве? У меня ещё маленькая сумка была, где она? Макс, я к тебе обращаюсь, вообще-то, - Лера ткнула указанную ею личность кулаком в грудь.
- Лер, прекрати шаманские пляски, Макс у нас с иммунитетом к колдовству, - сказал Костя.
Лера снова обошла кучу сумок по кругу. Пару раз она что-то выцепляла оттуда, но тут же морщилась и кидала "что-то" обратно.
- Ничего, даже если потеряла что по дороге - обратно тащить меньше, и места больше будет, - сказал Макс.
Лера развернулась к нему и уперла руки в бока:
- Очень смешно, но мне. Нужна. Моя. Сумка! - выкрикнула она и снова закопалась в сумосвалку. - Сумка-сумка-сумочка, где же ты, моя хорошая, моя желтенькая...
- Лера, не переживай, вот она! - крикнула Настя.
Лера отбросила на пол зеленый чемодан (что Инна прокомментировала криком "Полегче, там флаконы полопаются!") и бросилась к сумке. Точнее, так показалось - потому что вместо того, чтоб повесить на плечо пропажу, Лера сама повисла на Насте.
- Точно, это она! Настенька, спасибо большое, ты такая добрая, не то что эти двое.
- Ты меня сейчас уронишь, - только и смогла сказать Настя.
- Мы сегодня вещи будем разбирать или нет? - поинтересовался Андрей. - Сон никто не отменял. Давайте разберемся с этим и разляжемся. И мне интересно, тут кто-нибудь тихо говорить умеет?
- Погодите разбирать, а то кто-то чего-то не досчитается, - заговорила темнота за распахнутой входной дверью. Правда, через секунду из темноты в дверь вывалилась Олеся.
- Напугала до смерти и дальше, - сказала Инна. - Что ты имеешь в виду?
Олеся подняла руку - темнота отлепилась от неё и того, что в ней было.
- Черт побери, Олесь, откуда? - спросил Максим.
Олеся протянула ему сумку с ноутбуком.
- Скажи спасибо, что таксист честный попался, а то плакали б три месяца работы.
- Ты хочешь сказать, - сказала Инна, - что все это время стояла там и кокетничала с таксистом?
- Да нет, вообще-то я отстала на перекур, а тут меня догоняет. "Девушка, девушка, тут в машине забыли". Поговорила с ним немного, конечно. Спокойно! - добавила она. - Я свой номер украинским рецидивистам, которые маскируются под таксистов, не даю.
Инна посмотрела на Олесину улыбку и промолчала - как и Макс, который только едва заметно кивнул, на что Олеся махнула - не рукой, а двумя пальцами. Только один человек смел выразить словами то, что думал.
- Ты опять курила, - возмутилась Лера.
Олеся ответила коротким "ха" и подошла к куче сумок.
- И куда столько всего на две недели набрали? - спросила она. - Это же ровно до половины отдыха разбирать, а потом до конца собирать. И вы хотите этим сейчас заняться?
- А что, предлагаешь похерить день отдыха на то, чтобы заняться разборками? - ответила Инна.
- Разборками я точно заниматься не собираюсь и никому не советую, - сказала Олеся. - А ты планируешь потратить на это ночь? Знаешь, почему не рекомендуют ночные перелеты в другие пояса, даже если это вроде как помогает выиграть день отпуска? Да потому, что в итоге проигрываешь два. Поэтому кто как, а я спать. Макс, где тут кровать, на которую можно упасть?
- Три наверху - по одной в комнате, одна внизу плюс два дивана.
Олеся сложила губы трубочкой и выдохнула беззвучный свист:
- Не стану спрашивать, как на нашу скромную общую сумму ты умудрился снять этот дворец, спрошу лучше вот что: кто с кем спит? И нечего так на меня смотреть, я серьёзно! - возмутилась она.
- Можно было и не спрашивать, - ответил Костя. - Макс наверняка десять раз пересчитал спальные места.
Олеся посмотрела наверх, налево, направо, а потом пошла в последнем направлении.
- С вашего позволения, я займу диван - боюсь, знаете ли, высоты, а кровати у меня не с тем ассоциируются.
- Тогда я тоже! - крикнула Лера и бросилась за Олесей.
- А как же вещи? - спросила Инна.
Отвечать на этот вопрос словами было уже не...

...нужно узнать как можно больше деталей. Деталью сегодняшнего дня стал телефон, с которого звонила девушка.
Это довольно старый стационарный аппарат, и он стоит у выхода из гостиной на террасу. Спрятаться в пределах доступа невозможно - скорее всего, девушка сказала то, что могла, и убежала. Дверь закрыта, но не заперта - она пыталась пустить убийцу по ложному следу? Она не бросила трубку - аккуратно вернула её на место. Отпечатки сняли, но их слишком много.
Ситуация усложняется тем, что после двух дней расследования опознали только одну жертву - при ней были документы. Дом сдавался, но связаться с владелицей не получается. Вопросов опять больше, чем ответов, и даже в ответах я не уверен.
Ребята явно приезжие - но где тогда их документы?
В доме четыре кровати, но трупов уже пять. Кто-то внимательный мог бы перебрать вещи и узнать точно, сколько их и примерно кто они, но кто сделает это?
Кто та девушка, которая звонила? Звонок зарегистрирован в четырнадцать сорок одну, смерть жертв определяется от тринадцати тридцати до пятнадцати десяти, оперативники прибыли около пятнадцати двадцати и нашли только трупы - кого же убили за эти полчаса? Кто-то предположил, что, возможно, звонившая выжила и сейчас прячется. Маловероятно, но её ищут, хотя как можно тайти женщину, о которой имеешь представление только по голосу в динамике?
Сейчас работают по двум направлениям: личность единственной опознанной (московская прописка, запрос уже отправлен) и причал. Я убедил Дмитрия в том, что необходимо привлечь водолазов. Может, что-то и прояснится после нырка в...

... бездну вещей тащить с собой - это ж надо иметь в предках осла с мазохисткими наклонностями! - сказал Костя.
- Посмотрим, что ты скажешь через пару дней, - ответила Инна.
У неё был самый большой чемодан, который Костя сразу же окрестил "гроб на колесиках" и на все возражения ("Он вообще-то зеленый") отвечал в духе: "А кто знает, вдруг это для братской лягушачьей могилы после войны за комариные угодья?" Костя поплатился за это - втаскивать "гроб" в комнату Инны пришлось именно ему.
Если брать в среднем, проблему вещей решали не слишком долго: Лера отказалась разбираться и отнесла все в комнату Кости, Олеся запихнула единственную сумку в диван, Костя просто кинул свою в шкаф и аргументировал это тем, что "в своем не потеряюсь". Поселенцы верхнего этажа - Настя с Максимом, Андрей и Инна, - раскладывались более тщательно.
- И сколько можно разбираться? Как будто навечно сюда приехали, - сказала Лера. - Олесь, а ты не знаешь, отсюда до пляжа далеко?
- Боюсь, сейчас меня больше волнует другой вопрос, - ответила Олеся. - Сгоняй к Максу и спроси, они завтракать вообще будут или чем другим сыты. Хотя даже если они сыты, других придется кормить, а то в ком-нибудь проснется Ганнибал Лектер.
Лера вернулась через пять минут вместе с голосом Инны:
- Сейчас, погоди секунду.
- Догадываюсь я, что такое твоя секунда, - пробурчала Олеся.
Иннина секунда оказалась примерно десятью часовыми, после которых она спустилась вниз.
- Пока что есть, а потом все равно за покупками ехать, - сказала она. - А кухня тут...
- Вон та арка или такая же арка из коридора. А ты разборки закончить не хочешь?
- Разложилась полностью и больше.
Олеся вскинула руку с поднятым вверх большим пальцем. Инна улыбнулась, махнула пакетом и скрылась за аркой.
- Тебе помочь чем? - крикнула Олеся.
- Нет, спасибо, я быстро.
- Да можешь особо не торопиться, нам ещё троих ждать, если они, конечно, вдруг не ускорятся.
Лера повалилась на диван, пожаловалась, что её зря так рано разбудили, и уткнулась в подушку. Костя хлопнул себя по лбу и унесся в комнату. Олеся пошарила по карманам - сигарет там не было. Она посмотрела на диван и поняла, что сейчас их никак не добудет - Лера на диване равно дракону возле клада.
Долго ждать не пришлось: запах завтрака расползся тугим облаком, которое повыталкивало всех из комнат. Инна выглянула из кухни, оценила степень заполненности гостиной и частоту сглатываний и рассмеялась:
- А теперь скажите мне, где мы будем завтракать.
- Есть мнение, что на кухне, - сказал Андрей.
- Есть мнение, - ответила Инна, - что на кухне нет достаточно большого стола.
- Момент, - отозвался Максим. - Осмотреться, конечно же, никто не соизволил?
Он распахнул занавески в дальнем углу и открыл дверь за ними.
- Добро пожаловать на юг, господа.
Первой за дверь высунулась Лера - оценкой ощущений послужил радостный визг. Настя вышла за более детальным впечатлением и почти сразу вернулась с вопросом "Инна, что отнести?"
- Как и вчера, мне очень хочется спросить Макса, как он достал эти апартаменты, но спрошу снова другое: Инна, как у тебя получилось приготовить этот завтрак? Что у тебя там в чемодане было?
Каждый хотел задать вопрос, который прозвучал от Олеси, но до тех пор, пока не опустеет тарелка, говорить можно было только с риском подавиться либо едой - если пытаться совместить её и разговор, - либо слюной - если на миг забыть про поедательство и попытаться побеседовать. Вместо типичного завтрака отпускника первого дня - бутерброды, которые остались с дороги, растворимая картошка и нерастворимая лапша - на тарелках оказалась яичница с помидорами и салат. Андрей сморщился и заявил, что яйца он не ест, на что Инна ответила: "Никаких проблем," - и принесла оладьи с джемом.
- У меня были только овощи, - ответила Инна. - А так переадресую вопрос Максу - как у тебя это получилось? В этом доме две ванные, огромная гостиная, три спальни наверху и одна внизу. И полный холодильник продуктов - комплектация полностью и больше. Макс?
Костя подавился яичницей:
- А ты уверена, что продукты свежие? Может, потому и лежат, что испортились, а выбросить было жалко.
- Я все проверила - яйца свежайшие, помидоры тоже! Так что, Макс?
Все посмотрели на Макса - кроме Леры, которая уплетала яичницу. Максим поднял руки, а потом вдруг уронил их на стол:
- Фокусник не раскрывает своих секретов. Эй, Лерка, ты же вегетаририанка, а ну прекращай лопать яичницу!
Лера подвинула тарелку к себе и съела последний кусок.
- Яйца - это не мясо.
- Мало ты знаешь о вегетарианцах.
Олеся хлопнула ладонью по бедру:
- Максим, кончай выкручиваться! Тебе вопрос задали шесть человек, между прочим.
- Вопрос мне задала только ты.
- Нет, друг, ты не прав, я в немом согласии с этой девушкой, - сказал Костя. - Кстати, девушка, чем вы заняты вечером?
Олеся прищурилась и взглянула на Костю. Максим встал, посмотрел на друзей и снова сел, но решил, что говорить ничего не будет. "Про продукты уговора вроде не было, но все равно спасибо," - подумал он.
- Да ладно вам, обошлось без криминала, не переживайте. И не думайте, что ещё что-то узнаете.
Инна встала и начала собирать тарелки.
- Какие планы на сегодня? - спросил Андрей.
- Я думаю, - ответил Максим, - что можно пойти купаться, пока ясно и не собрался...

... шторм оставил впечатление того, что преступник в сговоре с погодой. Хотя сейчас это кажется вполне вероятным - ведь он словно растворился в воздухе.
Отговорки. Следовало привлечь водолазов раньше. После сегодняшней бури они навряд ли что-то найдут, остается надеяться, что где-то море все же выкинуло нам подарок.
Действовать не напрямую неудобно: почти такое же ощущение, как от протеза на руке. Я бы хотел сам вести это дело.
Бытовое замечание. Сегодня пришел Миша с фильмом - сказал, что потому, что у меня есть проигрыватель кассет, а дома нет. Думаю, он просто боялся, что Антон и Диана не разрешат ему смотреть это. Я разрешил и даже сел рядом. Псевдопсихологическое кино свежего американского производства - про маньяка, который работал под Джека-Потрошителя. Но одна фраза в самом конце задела.
Я старался выкинуть это из головы. Бесполезно. Я лежал в кровати и не мог заснуть от того, что в голове снова звучало: "Я хочу, чтобы вы проникли внутрь...

-...убийцы вы самые настоящие! - простонала Лера.
- Что не так опять? - отозвался Максим.
Лера повернулась на диване, подняла ногу, а потом сказала слово, которое попыталась замаскировать стоном. Макс хлопнул ладонью по подлокотнику и приподнялся:
- Это что только что было? Тебе такое вообще рано знать, потому что мама обвинит меня и оторвет сначала язык, а потом голову, чтоб наверняка.
- Твоей фантазии позавидует сам Дарио Ардженто, - прокомментировала Олеся, а потом повернулась к Лериному дивану: - Так что такое?
- У меня после велика все болит, - пожаловалась Лера. - И ноги, и спина, и живот, и руки, и зад. Почему нужно было тащиться на них через весь город, а потом сюда?
- Тренироваться надо чаще, можешь Костю спросить. Эй, Кость! - крикнул Максим.
Костя вбежал в комнату. Иногда Макс вообще сомневался, что тот умеет ходить спокойно. А уж с ходу - с бегу - грохнуться на колени перед Олесей - это надо быть сумасшедшим спортсменом с упором на слово "сумасшедший".
- Вы звали, и я пришел, прекрасная миледи, и теперь я заберу вас из этого одинокого места!
Он попытался поцеловать Олесе руку - костяшки возвратили поцелуй на губы и едва не вдолбили и поцелуй, и губы в рот.
- Во-первых, оно не одинокое, - сказала она. - Во-вторых, тебя звал Макс, и в-третьих, я терпеть не могу чужих бацилл на себе.
Костя повалился на пол и закрыл лицо руками.
- Она убила меня! Полицию немедленно! Нет, верьте мне, не смотрите, что это хрупкая девушка, она одним пальцем свернула челюсть!
- Заканчивай американскую комедию, это не то кино, которое я люблю, - ответила Олеся.
Костя перекатился, улегся между диванами и поднял голову.
- Меня правда ты звал?
- А ты правда принял мой голос за Олесин? - сказал Максим.
Костя посмотрел на Олесю - она как раз что-то высматривала на кухне, кажется, Инну - и кивнул. Макс прикусил большой палец, чтобы не засмеяться.
- Если ты думаешь, что я не поняла ответа, то сильно ошибаешься. И ещё сильнее ошибаешься, если думаешь, что меня это задевает. Знаешь, что мне было реально обидно? Когда меня по телефону спутали с отцом, и не кто-то, а родная мать.
Лера фыркнула, неосторожно дернула рукой и застонала, но смеяться не перестала. Максим прикусил палец, который так и выпустил из зубов. Один Костя веселился без последствий.
- Хорошо, зачем я тебе понадобился?
- Расскажи Лерке о пользе спорта и о том, почему у неё сейчас ощущение, будто её четвертуют.
Лера запустила в Максима подушкой, но тут же уткнулась носом в диван и застонала.
- Хреново иметь старшего брата, да, Лер? - сказала Олеся. - Не слушай ты его. Я сейчас поищу какую-нибудь мазь, у Инны наверняка есть. У неё разве только дробовика в чемодане не лежит.
Олеся вышла, а через секунду дом сотрясся сначала от грома, а потом от крика "Инна, ты где?"
- Хоть кто-то обо мне заботится, - сказала Лера.
- Я тоже о тебе забочусь - не зря же Костю позвал, - ответил Максим.
В туче словно повернули кран на полную мощность. За день к "ш-ш-ш-ш, тук-тук, бульк, ш-ш-ш" привыкли, но сейчас оно било все рекорды.
- А где все, вышли на улицу и захлебнулись местными мутантскими дождевыми каплями? - спросил Костя.
- Настя наверху, Андрей вроде у себя, Инна ходит по дому, поэтому никогда не скажешь, где именно она сейчас. Делать нечего, дождь весь день.
Костя постучал по полу:
- Да ладно тебе, если это только один день и только в самом начале - мы счастливчики. И потом, дождь нужен экосистеме и все такое.
- Я же говорила, - сначала в гостиную влетел голос Олеси, а потом зашла и она сама, - что у Инны наверняка что-то найдется. Так, товарищи, вы выметаетесь отсюда, у нас сеанс массажа.
Макс встал, подошел к двери, на секунду замер, а потом обернулся:
- Помни, это моя сестра, так что кричи, если потребуется...

...помощь можно не раньше, чем в четверг, поэтому я пока отложил запись. Вчера ночью я хотел отложить и все это дело. Оно стало приобретать оттенок моей рутинной работы, стало обычным; я уже не был уверен, что хочу знать разгадку и вообще ещё хоть раз прикоснуться к нему. Поэтому я положил все, что у меня было - фотографии, заметки, запись, этот диктофон - на стол и подумал, что завтра выкину это, кроме диктофона, конечно, с которого сотру записи.
Не помню, как оказался в комнате для допросов, к тому же совершенно гротескной: огромный зал, стул с подозреваемым в центре, прожекторы по периметру, которые почему-то погасли до центра, и именно с той стороны, где сидел я.
Я спросил, почему он убил их. Спросил, где орудия убийства. Спросил, как он сбежал с места преступления. Спросил, как пробрался туда. Ни один из вопросов не удостоился ответа.
Я встал и закричал: "Скажи мне, кто ты, ублюдок!" Я пытался разглядеть его лицо или хотя бы силуэт - мешали прожекторы. Он выглядел оборванным черным клоком и ничем больше. А потом завыла сирена, и голос робота женского пола сказал: "Вы превысили служебные полномочия и подлежите отстранению от работы."
Я проснулся - нет, не от ужаса, а от того, что сон просто закончился и выбросил меня. Я никогда не верил в мистическую силу снов, и этот тоже не считаю знаком. Но я был счастлив, что отложил уничтожение на завтра. Дело № Х теперь не просто в моей жизни - оно оказалось в моей голове, в моих костях, во мне. Я стал его...

... - частью чего-то большого. Так, Насть? - спросил Максим.
Настя вышла и из ванной, села в кресло и начала расчесывать волосы. Макс видел это тысячу раз, но ему не надоедало.
Она провела пальцами по затылку и разделила волосы на две части; перекинула одну через плечо; провела расческой по кончикам, потом ещё - Максим насчитал шесть раз; поднялась выше, снова расчесала, и так отвоевывала по пять сантиметров, пока волосы не превратились в гладкий поток меди. Тогда Настя принялась за вторую часть.
Максиму нравилось лицо Насти в этот момент - замершее в самом прекрасном из возможных выражений. Он не мог сказать, расслаблены или напряжены её мышцы - потому что казалось, будто никаких мышц вообще нет и не может быть - лицо древнегреческой статуи или русалки из книги.
- Красивая ты, наяда, - сказал он.
- Ты всегда так говоришь, - ответила она.
- И буду говорить, потому что это правда.
Настя провела расческой по затылку и откинула часть волос назад.
- Чем займемся? Сейчас официальный тихий час. Поработаем немного или пойдем поднимем всем боевой настрой перед вечером?
Настя стащила ноутбук и свернулась в кресле:
- Ты слишком экстравертный для писателя, вот чем твоя проблема. Тебе стоило быть, например, актером.
- Да ладно, это же ребята.
Максим скатился с кровати и положил голову на подлокотник кресла.
- Да, и они мне очень нравятся. Кстати, ты мне не говорил, откуда знаешь Олесю.
- Я тебе вроде про Инну тоже не говорил.
- Говорил. Это ведь она притащила тебя домой после новогодней гулянки у общих знакомых года четыре назад, когда ты был пьян, и вместо того, чтобы обобрать, похмеляла и чай заваривала?
Макс хлопнул по креслу:
- И когда это я тебе успел выложить столько компромата?
Настя выстучала пароль. Снизу донесся Леркин крик, и, если судить по дальнейшему грохоту, разбиралась она с Костей.
- Ты не ответил.
Максим улыбнулся:
- История пятилетнего срока давности. Меня тогда на все лето запихнули в Америку - у мамы выдалась какая-то возможность с друзьями. Все ради улучшения моего английского. Но улучшать у меня получалось не особенно хорошо - дом друзей на отшибе в пригороде полудикого штата, машина мне, бесправному, не положена, а пешком или на велосипеде нельзя - несовершеннолетний, вдруг что. В общем, я умирал со скуки с редкими приступами воскрешения. Один из таких приступов - когда друг маминых друзей прихатил меня на экскурсию по плантатарскому дому. И смотритель - офигительный мужик, кстати, который говорил тысячью голосов и жаловался, что жена считает, будто он проводит больше времени в хаусе, чем в хоуме...
- Черные волосы, очки, примесь испанской крови, смягченный южный английский, зовут Чарльз?
Максим зажмурился, потряс головой и распахнул глаза:
- Признавайся, ты видишь прошлое?
- Всего лишь читаю твои рассказы. Он был в "За неделю до Хээлоуина".
- Гадкая привычка переносить заинтересовавших меня людей в свою писанину, - сказал Максим. - Да, ты права, это он. Ну так вот, расскажем то, чего не было в "За неделю до Хэллоуина". Тогда нас было семеро на экскурсию, но увы - по парку-то можно гулять до восьми вечера, а вот по дому экскурсии только до трех. Но смотритель любил показывать и рассказывать дом, поэтому он впустил нас, причем забесплатно вместо пяти баксов и провел экскурсию на два часа вместо сорока минут. Но сначала он притащил отвертку и фонарик, повел за кусты, открутил решетку под верандой и предложил заглянуть. Я сказал, что нас было семеро. Сюда вошли две супружеские пары - пожилая местная и темнокожая из Массачусетса, - друг друзей мамы - Патрик, точно! - я и ещё одна девушка, как я подумал, чуть старше меня. И вот эта девушка вдруг на чистейшем русском сказала, что нет, я такое уже видела - в кино. Я сразу в неё вцепился. Она оказалась из Москвы и работала в каком-то ресторане. Так и познакомились. Я вернулся в Россию через месяц, она - через полгода.
Максим поводил языком во рту - казалось, что там разместился филиал Долины Смерти. Настя улыбнулась:
- А ведь они все, кроме Андрея, знают тебя дольше, чем я. А что Чарльз хотел показать под верандой?
- Фундамент. Как он сказал: "Вы покупаете галстук? Костюм? Рубашку? То же самое с домом." Он показал ту часть, которую не меняли. А что ты пишешь? - сказал он и коснулся её пальцев.
- А о чем ещё можно писать после сегодняшнего. О море. Может, получится сказка.
- И какое же будет море? Старик с бородой? Женщина с длинными косами?
Настя подняла руку и поперекатывала в пальцах невидимую ручку. Потом сказала:
- Нет. Море не имеет определенной формы, тем более человеческой. Оно необъятное, оно сейчас и здесь, и далеко отсюда, и оно одно и то же. Весь океан - одно существо. А если бы у него была форма, то это был бы... кит. Огромный прозрачный сине-зеленый кит.
Максим улыбнулся и уставился в экран, но попытка просмотра сказки в режиме реального времени провалилась. Настя потянула Макса за ухо и сказала:
- Бери свой ноутбук, писатель, и иди...

... работать становится все сложнее. Почти никакой информации - только то, что с владелицей ещё не связались. Похоже, я поплатился за одну мысль расстаться с этим делом.
Иногда я закрываю глаза и пытаюсь допросить убийцу. Я по-прежнему не вижу его - только очертания, да и они неустойчивы.
"Почему ты убил их?" - я забываю о правилах проведения допросов, но всегда замечаю это уже после окончания.
"Может быть, мне было скучно. Может быть, я просто сумасшедший. Может быть, кто-то из них что-то мне сделал. Может быть, мне были нужны их документы."
Я спрашиваю его, а он отвечает моими догадками и моим голосом. Это утомляет, и я снова слышу: "Загляните внутрь убийцы."
Пытался сделать это - не могу. Я видел место преступления только на фото: двухэтажный белый дом, оплетенный виноградом, огромная веранда на первом этаже, огромный балкон над ней, и все это столь же мертво для меня, как и пять трупов.
Иногда я смотрю на их фотографии и спрашиваю: "Кто вас убил?" Они молчат, а мне кажется, что я в этой жизни должен был раскрыть единственное дело - ...

- ... это классно было, разве нет? - спросил Костя. - Лерка, твои возражения не принимаются, тебя и так я по всем горам тягал. И какие планы теперь?
- Отдыха-а-ать, - Лера зевнула и повалилась на диван.
- Лерка, тебе пятнадцать лет, что ж с тобой, в двадцать будет? Нельзя так. У кого ещё какие идеи?
Олеся плюхнулась на другой диван.
- Знаешь, я согласна с Лерой. Я старая больная женщина, и после прыжков по горе Демержи я хочу три вещи: выплюнуть легкие, отрубить ноги и содрать кожу. Или полежать.
- А я разберу фото. Чувствую, половину и больше надо поудалять. Ребят, кто одолжит компьютер? - отозвалась Инна.
Максим замотал головой, да Инна и так знала, что он скорее позволит оттяпать себе руку, чем прикоснуться к ноутбуку. Настя хотела что-то сказать - если судить по приоткрывшимся губам, - но её опередили.
- Я одолжу, - сказал Андрей. - Да я и сам хотел посмотреть, что там получилось.
Костя понял, что это означало "минус два", и повернулся к Максиму.
- Может, поплаваем?
- Без вопросов, - ответил Максим. - Насть, ты...
- Я поработаю немного.
- Вот и хорошо, а то мне совсем нечего читать.
- Между прочим, ты лишил меня чтения ещё два дня назад.
Настя ушла наверх, Андрей с Инной устроились на ковре перед камином, Олеся и Лера оккупировали диваны.
- Переоденемся? - спросил Макс.
- Да ну его к лешему и кикиморе, лень. Нас двое.
Через пять минут Максим оценил, что для плавания вполне подходят трусы, и зарекся тратиться на плавки.
- Макс, а ну вспоминай лето и речку! - крикнул Костя и нырнул. Максим подождал с ответом - в воде звук распространяется быстрей, но орать и захлебываться одновременно не очень удобно.
- Это ту, в которую "ну прыгай, если хочешь, чтобы второй член вырос"? Ну ты сравнил, как говорит Настя, божий дар с яичницей.
Костя фыркнул - больше от соленой воды, чем от смеха. Потом подплыл к пристани и подтянулся.
- Хорошо все же, когда без девчонок, и никто не кричит, что акулы-течения-глубина-волны-кракен-морской змей. Хотя, может, и неплохо было б, если бы Ольга свет Игоревна тут была.
- Вы с ней хотя бы общаетесь? Как она?
Костя махнул рукой:
- Общаемся. "Привет, как ты - неплохо - расскажи, как провела выходные - не твое дело". Примерный шаблон всех переписок. А с отъезда вообще не контактируем, я все время забываю купить местную симку.
- Не верю, что это все. Костя, я тебя знаю сколько? С первого класса, а сейчас уже на третьем курсе. И ты не можешь вернуть девушку? Ну черт!
Максим хлопнул по причалу, ту же выругался и сунул ладонь в воду. Костя усмехнулся:
- Фамильное это у вас с Леркой. А по поводу "не верю" я тебе одну вещь скажу: я вот теперь знаю, что не нужно верить, когда слова "я тебя люблю" говорит человек, которого любишь ты сам. Вечно накалывался на это, весь в занозах уже. Да, примерно как твоя рука сейчас.
- И что думаешь делать?
- Думаю пойти и поплавать до тех пор, пока на вымою из себя все идиотские мысли. И ещё вопрос на пару миллионов: когда на лодке поедем кататься? Она что, так и будет памятником стоять до возвращения...

...владелицы и, кажется, узнал много нового. Уже думаю, как лучше зазвать его к себе и разговорить.
Продолжаю расспрашивать убийцу и иногда - девушку, которая звонила. Добавляются новые догадки, как, например, вчера, когда образы убийцы и девушки вдруг...

-...слились в поцелуе? И это, по-твоему, самое подходящее кино для вечера? - спросила Олеся.
- А что ты предлагаешь? "Техасскую резню бензопилой"? - сказал Максим.
Олеся обрушила стопку коробок с дисками и разложила их перед собой как пасьянс. Максим стоял рядом и наблюдал.
- Предлагаю компромисс. Тут есть "Птица с хрустальным оперением", а это классика.
- Жанра ужасов?
- Если бы я хотела показать тебе реальную классику жанра ужасов, то выбрала бы "Инферно", но, как видишь, не делаю этого. Люди, собирайтесь, мы наконец определились с просмотром.
К удивлению Олеси, все собрались через десять минут, а не через полчаса, как обычно - поняли, что опоздавшим полагаются самые неудобные места. Например, Косте три дня назад пришлось сидеть на куртке у камина.
Один человек замер в дверях:
- Я, пожалуй, наверх.
- Нет, Андрей, только не говори, что тебе неинтересно, - сказала Олеся.
- Мне просто надо разобрать и подредактировать фотографии.
Олеся указала на диван:
- Инструкция: берешь компьютер, садишься здесь, сажаешь Инну рядом и разбираешь свои картинки.
Андрей вздохнул и сделал именно так, вернее, почти так - потому что через десять минут он захлопнул ноутбук и начал смотреть в куда больший экран.
Ночью Олеся проснулась от скрипа дивана - не своего.
- Лера, - позвала она. - Ты не спишь?
- Нет.
Олеся повернулась к ней.
- Чего такое? Фильм был страшный?
- Ещё я фильмов буду бояться!
- Тогда что? Не бойся, я не скажу никому, в особенности твоему брату.
Цепь гор из одеяла и Леры завозилась. Олеся ждала.
- Нож, - сказала Лера. - Я, когда маленькая была, себе такой нечаянно в руку воткнула, даже шрам есть. И мне потом долго снилось, как меня таким ножом режут.
- Балбеска, если страшно было, почему сразу не сказала? Если стеснялась - надо было подойти к тете Олесе.
- А я когда смотрела, не боялась. А сейчас ночь.
Олеся вздохнула и протянула руку через двадцать сантиметров зазора, которые оставались между разобранными диванами.
- Давай руку.
- Зачем?
- Когда я была маленькой и ездила с бабушкой отдыхать, я очень боялась, что ночью кто-то меня утащит. Поэтому я брала бабушку за руку и так засыпала. Ну, то есть я-то думала, что держалась за неё всю ночь. Давай, не бойся.
Лера протянула руку - пальцы сначала ткнулись в Олесино запястье, а потом сплелись с её пальцами.
- Теперь можешь...

...спать, а в перерывах ходить к врачу - старые болезни и травмы дали о себе знать.
Они допросили владелицу - представляю, сколько пришлось её успокаивать. Зато теперь я знаю имена тех ребят, которые сняли у неё дом за совсем небольшую цену - Наталья была знакома с матерью одного из них. Зачем ей были нужны имена всех, я не знаю, но она записала их. Она опоздала с отдыха, но не беспокоилась об этом - постояльцы должны были оставить ключи у соседки.
Константин Барышев. Максим Солодкий. Валерия Солодкая. Андрей Чернов. Инна Тан. Олеся Круглова. Анастасия Ильдина.
Перебираю фотографии и пытаюсь подставить имя под каждую из них - едва ли я получу данные с опознания. Для всех, даже для Дмитрия, который рассказывает мне это, а сам смотрит с надеждой, что я вдруг вскричу: "Эврика! Я знаю, кто их убил!" - я ничто.
Невозможность доскрестить до этого дела, увидеть все своими глазами, прикоснуться к нему сводит меня с ума. Если бы я родился позже, если бы не ушел по состоянию здоровья, если бы - носится в моей голове. Утром я просчитываю пути получения информации, днем пытаюсь перехватить его крохи, а вечером сопоставляю их с делом.
О фотографиях. Разумеется, они не сходятся с именами - хотя бы из-за того, что имен явно...

-...больше всего волнует! - сказала Лера. - Мы скоро уезжаем, могу я поплавать?
- Именно потому, что мы скоро уезжаем, я и говорю, что брассом марш из воды. Если у тебя опять польются сопли, мама меня уничтожит. Как у тебя это получилось в середине лета в Крыму, Лерка, я даже представить боюсь.
Лера схватилась за причал, сморщилась на руку, которую протянул Костя, и выползла. Инна кинула ей флакон крема.
- Все, с морем перерыв на двадцать минут, - сказал Максим.
- Даже взрослым и самостоятельным? - спросила Настя.
- Им - особенно. Особенно тем, кто и так похрипыпает.
Они растянулись на причале. Полотенец, как обычно, не хватило, и - столь же обычно - не хватило одного. Максим пожал плечами и лег на доски.
- Иногда мне кажется, что всякие пахучие штучки делают люди, которые никогда с своей жизни не нюхали оригиналов. Придумывают, наверное, по картинкам, - сказала Настя.
- Ты это к чему, наяда? - спросил Максим.
- К тому, что море пахнет солью, водорослями, йодом, водой, набухшим деревом, немного рыбой, но никак не освежителем воздуха "Морской бриз".
- Ну ты сравнила, - рассмеялся Костя. - Ты тут про рыбу и йод говоришь, а это что? Та вонь, которую пытаются извести освежителем.
- Не путай божий дар с яичницей, - ответила Настя. - В концентрации эти запахи, может, и противны, но тут они смешаны в идеальных пропорциях. Попробуй сам.
Она глубоко вдохнула - и не только она. Пауза. "Сомелье воздуха, это ж надо," - думал Максим, но тоже молчал и разбирал запах.
- Настя, ты извини, но у меня не очень с запахами, так что поверю на слово, - сказала Олеся.
- Потому что ты куришь, - Лера схватила её за ногу.
- Между прочим, я почти весь отдых не курила, ты сама видела.
- А обещала не курить весь!
Максим постучал ладонью по доскам.
- Люди, а теперь у меня вопрос. Сколько там нам осталось?
- Три дня, - ответил Андрей.
- Ну хорошо. Вот скажите, как вам этот отдых? Я понимаю, что повыдергивал вас от чего-то, может, более важного. Не жалеете?
Все, кроме моря, снова замолчали - сначала задумались, а потом ждали, когда скажет кто-то другой.
- Знаешь, - сказала Инна, - дома меня ждал бы раскаленный город. А так я здесь, купаюсь в море, общаюсь с вами. А ещё мне до черта и больше нравится этот дом. Ты говорил, неудачная попытка построить гостиницу? Не знаю, как насчет гостиницы, но дом шикарный. Поэтому я не жалею. Более того - я счастлива. А ты, Макс?
Максим улыбнулся:
- Хорошо сказала. А я тоже счастлив - я собрал лучших друзей, я на море, я влюблен. Ребята?
- Я счастлив, - сказал Андрей. - От меня все наконец-таки отвязались, и я никому ничего не должен.
- Костя?
Костя поднял руку:
- Присоединяюсь. Счастлив. Особенно в горах.
- Олеся?
- Нет, ты мне всю жизнь покалечил, и я тебя сейчас утоплю, как дети Джейсона. Да ладно тебе, - рассмеялась она, - я ненавижу путешествовать, но в хорошей компании это отлично. Я счастлива, Макс, спасибо, что не забыл старуху.
- Настя?
Этот вопрос прозвучал тише остальных. И ответ на него пришлось ждать дольше.
- Я счастлива.
- Ну, Лерка, тебя можно и не спрашивать.
- Меня всегда нужно спрашивать! - ответила Лера. - Но тут и правда так хорошо - не хочу возвращаться. Народ, давайте останемся?
- Давайте лучше вернемся в следующем году, - сказал Костя. - Какое там поверье на возвращение к морю?
- Бросить монетку, - отозвалась Олеся. - Я так делала, и вот даже вернулась.
- Это искаженная легенда, - сказала Настя.
- А какая правильная? Расскажешь?
Настя села, опустила голову и коснулась пальцами лба. Потом посмотрела на море:
- Я до этого только один раз была на море - в двенадцать лет в Туапсе. Мне тогда очень понравилось, и я все спрашивала, а вернемся ли мы когда-нибудь. Мама тоже говорила - кинь монетку. А квартирная хозяйка сказала, что на самом деле нужно кинуть что-то, что тебе дорого. Это будет и выкуп, и как бы часть тебя, которая когда-нибудь вернет к морю.
- А что ты кинула, Насть? - спросила Лера.
- Моя старшая сестра, Нина, подарила мне на десятилетие кулон-птицу. Ничего особенного - посеребренная сталь, но я его любила и всегда носила. Я его и кинула, а родителям и Нине сказала, что потеряла, когда плавала. Десять лет спустя я здесь.
Костя рассмеялся:
- Твоя квартирная хозяйка, видать, надеялась, что при первом шторме это дорогое выкинет, а она...

... найдет его - или её, как они теперь подозревают. Он говорил мне об этом сегодня, а я смотрел, как он крутит крышку от пивной бутылки и понимал, что они по-прежнему не знают наверняка, кто и за что убил ребят, и даже сегодняшняя находка им ничего не сказала.
Они нашли ещё один труп - почти у трассы. Несчастный водитель, которому не вовремя захотелось в туалет, едва не наступил на разлагающееся тело. Мужское, как сказал Дмитрий. Они ещё не уверены, что оно выпало из дела № Х, но я уверен.
"Загляните внутрь убийцы". Кажется, прошлой ночью у меня это получилось. Я увидел дом, пристань, девушек на ней. Я узнал их - и длинноволосую блондинку, и высокую брюнетку со стрижкой, и ту с каштаново-рыжими волосами. Потом к ним подошел кто-то ещё - не разглядел, кто. Я не слышал, о чем они говорят, но я видел их.
Когда я проснулся, то подумал, что мне стоило бы рассмотреть себя. К сожалению, во сне мысль подойти к зеркалу мне не...

-...пришла и в кровать, да это же с ума сойти можно, - сказал Костя.
- У меня школа скоро, и придется вставать в семь утра, поэтому я должна отоспаться, - ответила Лера.
- Посмотрю я на тебя в универе. Люди, у кого ещё какие планы?
Максим поднялся на несколько ступенек, пропустил вперед Настю и обернулся:
- Прости, Кость, но после такого утра у меня тоже только одно желание - завалиться в постель. А потом Андрей с Инной подтянутся, и пойдем купаться.
- Скучные вы, - сказал Костя. - Ладно, я пойду по горам полазаю. Спасибо, кстати, за то, что снял дом рядом с ними.
- Смотри не упади там и мышцы не перекачай, - крикнула Лера.
Костя рассмеялся:
- Ну вот, а раньше я тебе нравился, Лерка. Эх, что же сделать, чтобы снова стать твоим идеалом? А то изберешь себе кого-нибудь неправильного в идол.
Олеся остановилась в дверях гостиной.
- Знаешь самый простой способ стать идеальным?
- Какой? Поделись, Олеся, не жадничай.
- Да легко - ...

...умереть до того, как узнаю. Раньше мне было все равно, но теперь пугает каждый кашель, каждое покалывание в груди, пугают дрожащие руки и вдруг севший голос.
Дмитрий продолжает подкармливать меня крошками информации; не знаю, на что он надеется. Удивлен, что он вообще ко мне ходит - я никогда не был высококлассным специалистом. Может, верит в силу опыта.
Иногда кажется, что единственный способ понять это дело - сойти с ума. Особенно после того, что я узнал вчера. Нормальному человеку не разгадать его, а мне терять уже нечего. Это дело - все, что мне нужно. Останавливает только одно - кто поверит сумасшедшему? И я продолжаю вытягивать информацию. А ещё я попросил Дмитрия показать мне дом. Но что-то мне подсказывает, что именно там я потеряю рассудок. А если не увижу этого - здесь, в любой момент. Мы поедем туда завтра.
Эта запись не является протоколом и не может быть использована качестве улики. Эта запись может содержать домыслы, не являющиеся истиной. Эта запись - просто мысли сумасшедшего старика.

* * *

Максим не был сумасшедшим. За всю свою жизнь он совершил только два действительно безумных поступка. Первым был этот отдых. Макс готовился споткнуться о любой порог - "не могу" или "не хочу" от любого из ребят или ото всех сразу, нехватка денег, неожиданные дела, да хоть цунами в Крыму или Настино "нет", что почти одно и то же.
Второй безумный поступок он совершил два дня назад, и после все остальные оказались разумными - для этой реальности. Хотя были вещи, которые он назвал бы "полубезумными", например, то, что на пороге комнаты он сказал Насте, что пойдет за Костей.
Максим догнал Костю уже на небольшом уступе за территорией.
- Все же решился присоединиться? Правильно, нечего последний день пролеживать, да и сувениры в вид ссадин и синяков помнятся лучше.
- Кость, скажи, ты правда счастлив?
- А чего такое? С Настей поругался, что ли? Да ладно тебе, помиритесь, она у тебя мягкая, только ты не дави, а то, знаешь ли, от этого вмятины остаются.
- Скажи мне.
Костя подошел к краю уступа - полтора метра до земли - и заорал:
- Эй, мой друг тут хочет знать, счастлив ли я. Так вот, сейчас, в эту минуту, в почти двенадцать часов, я счастливейший человек в мире.
Максим не был сумасшедшим, когда взял камень, нащупал на нем острый выступ и ударил Костю в висок. Немного безумия закралось уже потом, когда он посмотрел вниз и увидел алую лужу на камнях ("Так не бывает," - подумал он. "Если бы такую кровь показали в кино, Олеся закидала бы экран криками "не верю"). Трупа не было: он откатился в кустарник.
Когда Максим возвращался, то встретил Леру.
- Ты одета явно не для здешней природы. Куда идешь?
- Костю искать. Он вез пакет, где были наши с Олесей новые вещи.
Максим улыбнулся и положил руки ей на плечи. Несносная сестра, которая лет двенадцать назад кинула в него банкой и отколола зуб, которая покрывала его прогулы, которая была такой сестрой, что ни другу, ни враг не пожелаешь, а оставишь себе.
- Чего ты такой...
Она не закончила. Он ухватился за концы одной из вещей не для здешней природы - летний шарф. Прядь её волос попала в руку вместе с тканью и врезалась в ладонь. Её загорелое лицо побагровело и стало похоже на индейскую маску, рот открылся, глаза сначала распахнулись и уставились на него, а потом стали закатываться. Звуки напоминали позывы к рвоте или те, что бывают, когда сильно подавишься. Она и подавилась - своим шарфом и его руками, только не внутри горла, а снаружи.
Максим уложил её за куст самшита.
- Поспи пока тут, - прошептал он.
На пороге дома он столкнулся с Андреем.
- Вернулись?
- Да, припоздали немного. Инна ищет документы - наверняка засунула их в свой необъятный чемодан вместо сейфа. Кстати, Настя пошла на причал, сказала, что ей что-то надо.
Максим кивнул и поднялся наверх. Нос уткнулся в распахнутую дверь Инны, а взгляд - в спину и недлинные черные волосы. Она не видела его и, наверное, удивилась, когда море, на которое она смотрела, вдруг посерело и превратилось в садовую дорожку.
Он спустился вниз и прошел через кухню в гостиную. На диване, откинув голову на спинку, дремала Олеся. Максим воткнул ей в шею то, ради чего сделал круг через кухню. Мышцы даже не напряглись перед смертью. Он сжал себе горло ладонью, чтобы раздавить ком в нем. Стоило додуматься до этого раньше, а то Косте было больно, да и Лере тоже.
Потом он вспомнил фразу, которая прозвучала в телефоне три недели назад, когда он говорил с Натальей.
Найти ружье под лестницей даже в темноте оказалось нетрудно - длинное и холодное, оно сразу попалось под ладонь.
- Послушай, Максим, там...
С трех шагов не попасть в умную Андрееву голову трудно, а трудные вещи Максу не давались.
Он обошел Андрея - переступать через человека нельзя - и вышел на крыльцо. Он знал, что Андрей хотел сказать, потому что помнил о полубезумной вещи, которую сделал два дня назад. А именно - о звонке маме с предложением приехать на пару дней только к нему, Лере и Насте.
- Привет, мам, - сказал он.
Выстрел снова точный. Спасибо Косте за тир по субботам.
Максим пробежал к задней двери и распахнул её. На дорожке лежала Инна, а над ней стояла на коленях Настя и щупала пульс.
- Настя, - прошептал он.
Она услышала.
- Максим, звони в «Скорую».
Максим не знал, слышала ли она выстрелы. Наверняка да, ружье для самообороны, всегда заряженное и готовое к работе, оказалось громким.
- Надо бежать, Настя.
- Что произошло, Макс? Откуда ружье?
Она подошла к нему. Она говорила шепотом. Она понимала, что что-то не так.
Нужно немного свести брови, приоткрыть губы и дышать тяжело, но тихо. Пока получалось.
- В доме убийца,- прошептал он. - Он убил Андрея и, видимо, Инну тоже. Надо бежать, Настя, пожалуйста.
Она плакала - с приоткрытым ртом, чтобы не всхлипывать. Максим взял её за руку. «Ты говорила, что я был бы неплохим актером. Твой суд, наяда. Поверь мне.»
- Подожди, - прошептала она и прокралась в дом. К телефону, как он потом увидел. Останавливать её Максим не стал - это значило бы сфальшивить.
Из прихожей послышался звон стекла. Максим подумал, что это ветер опрокинул вазу у входа. Что подумала Настя, он догадался, когда она повесила трубку и быстро отступила к выходу.
Пятьдесят метров до моря они бежали так, как никогда не бегали. Настя подхватила платье и сбросила шлепанцы. Пару раз она морщилась от боли, но не останавливалась. Они бежали к лодке - Настя сразу поняла, как он хочет убежать.
Если бы не бег, Максим подумал бы об Олесе и о том, как она всегда сердилась, когда в фильме кто-то обвинял лучшего друга в том, что он - маньяк, убегал и попадался в лапы настоящего маньяка. Она говорила, что эти американцы поголовно не умеют чувствовать ничего сильнее «Хай, хау а ю?». Сейчас Олеся убедилась бы, что это правило ужасов действительно не работает - Настя увидела его с ружьем, увидела труп Инны, услышала про Андрея, - и все равно бежала сейчас рядом с ним, а не от него. Но Максим не мог думать об этом - не зря Костя записался на все возможные тренировки после расставания с Олей. Его правило работало.
Они запрыгнули в лодку. Утром мотор заводил Костя, но сейчас Максим понял, что и он вполне мог сделать это. Куда труднее оказалось направить нос к горизонту.
Настя легла на дно. Её губы кривились и дрожали.
- А Костя с Лерой? Олесю я видела.
Она плакала. Максим держал её за руку и следил за тем, как исчезает берег.
- Нам бензина хватит вернуться?
Он кивнул, а когда поднял голову, вокруг уже было только море.
Максим не был сумасшедшим. Просто три дня назад он посмотрел на тех, кто был на причале, на тех, кто был самыми счастливыми людьми в мире. И от того, что это продлится только три дня, Максу хотелось бить кулаками пристань. А потом они вернутся, и Костя снова погрязнет в переписке с Олей, а Инне придется возвращаться вечерами к пьяному отцу. А может, потом случится и что-то ещё хуже. Поэтому вечером Максим совершил безумный поступок - выкинул в море папку с их документами и обратными билетами. Инна не ошиблась, она действительно убирала их в сейф. Но на следующий день он понял, что это ничего не изменит, и позвонил маме.
Если бы Настя знала, что рассказ «Я (не) умею уходить», который она читала вчера, Максим написал за день и ночь только по одной причине - он жил вместе с главным героем. Он сам стал этим человеком, который завоевал мир и уничтожил его только ради того, чтобы никто не вспоминал о нем, когда он совершит самоубийство. Правда, сам Макс убил с этой целью только одного человека - маму.
- Хотела бы я все вернуть... на две недели назад.
Настя по-прежнему говорила шепотом, будто убийца был все ещё рядом. Максим сжал её ладонь. Он заметил надпись на предплечье - Настя, в отличие от него, знала, куда записывать неожиданные мысли, и сегодня он воспользовался этим методом.
- Как думаешь, когда мы сможем вернуться?
Он огляделся:
- Думаю, сейчас.
Максим не был сумасшедшим, но после того, как он выстрелил Насте в грудь, ему на миг показалось, что он стал таким. Руки дрожали. Ему было тяжело терять друзей на несколько часов, но ещё тяжелее - её на несколько минут. Даже если знаешь, что так ей будет хорошо, что так правильно - все равно. Прийти в себя помогли те слова, которые он записал на её руке.
Он взял веревку, привязал Настю к себе и шагнул за борт лодки. Уходить нужно в разгаре веселья, иначе праздник превратится в вытрезвитель.

- Он не был сумасшедшим, - говорю я Дмитрию.
Я знаю, что он мне не верит. Но ведь, ко всему прочему, он считает меня нормальным или почти нормальным и даже не представляет, насколько ошибается.

@темы: R, Детектив, Драма, Миди, Ужасы