Мирланда
Мне нравится идея сообщества, поэтому поддержу.

Название: "Одна старая история"
Автор: Мирланда
Категория: гет
Жанр: исторический рассказ, легенда
Рейтинг: PG
Размер: миди (44 000 знаков)
Содержание: старая легенда одного города о несчастной любви и человечески судьбах, роковых словах и случайностях.
Примечание: писалось на проект "Вокруг света" сюда.



1.
Были ли вы в нашем городе? Если не были, то зря. Чего стоит только одна старая церковь Девы Марии, Сияющей во Славе, стояла на самом высоком холме города Л***, что стоял южнее прекрасной Севильи, не так уж далеко от берега моря. Когда-то, при святом короле Фердинанде Третьем, наша славная земля была возвращена в лоно католической церкви и процветала под властью благословенных кастильских монархов. На месте церкви Девы Марии, Сияющей во Славе, тогда стояла арабская мечеть с двориком и садом. При святом короле эту мечеть и другие в городе освятили, а на их минареты подняли колокола. После, при королеве Изабелле, церковь Девы Марии, Сияющей во Славе, обрушилась из-за пожара. Её поджёг молодой дворянин Хуан де Лейва, офицер королевской армии. Он был беззаветно влюблён в молодую Изабеллу де Круа, дочь дворянина из города Л***. Он пытался добиться её руки, но молодая девушка была обещана отцом монастырю клариссинок, которым некогда была отдана церковь Девы Марии, Сияющей во Славе, и прилагающиеся к ним здания для создания обители. Когда девушке исполнилось пятнадцать лет, её отвели в обитель на холме и обрезали ей волосы. Несчастный Хуан в ночь перед постригом упал на колени перед настоятельницей обители, умоляя её отступиться от его любимой, но отец Изабеллы обещал обители большое приданное за дочь, и настоятельница прогнала де Лейва. Тогда тот, полный отчаянья, ночью пробрался в церковь и сгорел вместе с ней. Горожане, потрясённые этой трагедией, быстро отстроили свою церковь, взяв от сгоревшей мечети тонкие изящные колонны и фундамент. Следы пожара стёрлись, а память о несчастном Хуане де Лейва осталась.
Об этой истории и думала юная Каталина де Круа, о которой я поведу рассказ. Девушка стоя перед алтарём церкви Девы Марии, Сияющей во Славе и думала. Действительно ли была такая любовь и не придумали ли ей люди? В её семье говорили, что Изабелле де Круа, тётка её далёкого деда, стала аббатисой в этой самой обители. Каталина всегда хотела узнать, любила ли её далёкая пращурка бедного Хуана? Легенда молчала о чувствах самой девушки, ставшей причиной такой трагедии. Может быть, Изабелла не хотела оставлять мир, но хотела соединиться с любимым? Может быть, она так же, как Изабелла, стояла перед деревянной статуей Девы Марии, одетой в золотые одежды и с золотой короной на почерневшей от времени голове.
Каталина была миловидной девушкой восемнадцати лет. Несмотря на своё затянувшееся девичество, она была удивительно хороша и благовоспитанна. Все находили её ничуть не похожей на своего сухого отца или на угловатую резкую тётку. Волосы у неё были удивительно светлыми и были похожи на золотой шелк, а ресницы и брови – удивительно чёрными для такой светлой и красивой девушки. Все, впервые увидевшие Каталину де Круа, находили её похожей на светлого ангела, заточённого в теле человека. Отец очень гордился её красотой и считал, что она достойна брака с лучшими людьми королевства, а то и с королевским грандом.
Так уж повелось, что семейство де Круа много жертвовало на украшение и содержание этой славной обители, поэтому стояло воскресные службы в этой церкви, в крипте которой хоронили всех мужчин семейства и их детей. Каталина стояла рядом с отцом, Алехандро де Круа. Богатейший из горожан их городка стоял, гордо выпрямившись и вскинув острый упрямый подбородок с маленькими серым пятнышком бородки. Сухую жилистую шею Алехандро де Круа туго обнимал пышный воротник из белого кружева и украшенный крупной брошью с янтарем.
Алехандро де Круа был удивительно богат. Говорили, что если всё его имущество перевести в звонкое золото, то выйдет больше миллиона. Это делало бы его незамужних сестру и дочь завидными невестами, самыми завидными невестами в городе и окрестностях, если бы не удивительная скупость их брата и отца.
Алехандро де Круа был скуп до безумия. Про его скупость ходили легенды, а мальчишки бежали за его старой скрипучей каретой и вопили обидные кричалки, что ходили про де Круа в городе. Говорили даже, что он сам чистил свой ночной горшок, чтобы не держать слугу рядом с собой целый день и платить ему меньше. Говорили, что от скупости он прячет у себя в комнате тайник с золотом и каждую ночь тайно ото всех пересчитывает свои монеты.
Алехандро де Круа был вторым сыном своего отца, и юность провёл в колониях, в торговой компании своего отца. Покойный де Круа строил своё богатство не на земле, как все дворяне Его Величества, а на новой торговле – в чём преуспел. Но однажды Алехандро сорвал заказ вице-короля и снарядил экспедицию королевских солдат плесневелыми сухарями. Это вызвало скандал, повлекло убытки их компании и вызвало немилость вице-короля Индии к семейству де Круа. Отец Алехандро в ярости отказался от сына и велел ему больше не появляться в родном доме. Всё имущество семьи, без остатка, досталось старшему брату Андреасу. Алехандро бедствовал в колониях почти девять лет, пока оспа не унесла сначала старшего де Круа, а за ним – и Андреаса с его единственным сыном. На смертном одре старший брат пытался переписать всё своим двум дочерям, но умер, так и не поставив подписи под завещанием.
Достояние семьи перешло к Алехандро. Молодая вдова, её дети и малолетняя сестра Мария тоже перешли под его опеку.
Первым делом новый глава семьи отправил свою невестку в монастырь, доживать её вдовий век в покое. Младшую из племянниц он хорошо выдал замуж за герцога дель И****, близкого к Его Величеству. Герцог недавно овдовел и искал себе новую жену. Юная де Круа пленила его своей красотой, хотя она была младше даже его дочерей. Старшую племянницу выдать замуж не удалось вовсе. Алехандро де Круа пытался выдать её за маркиза де Г***, но племянница прямо во время обеда в честь гостя швырнула в него бокалом и ушла из комнаты. Пришлось отправлять в монастырь и её, потому как без огромного приданного связываться с такой наглой и беспутной девицей никто не хотел. Да и младшая племянница оказалась очень неблагодарной: поддержки своему торговому предприятию от её мужа Алехандро так и не получил. Даже больше, герцог дель И****, прислушиваясь к молодой жене, отказал ему в тех небольших мелочах, что его родственник был вправе ожидать от него. Алехандро де Круа претерпел убытки, и к замужеству сестры и единственной дочери решил подойти более ответственно.
Он отверг уже более десятка женихов, сватающихся к его дочери, прекрасной Каталине и к его сестре, угловатой, но всё ещё красивой Марии. Поэтому Каталина всё больше и больше думала о монастыре. Ей было уже восемнадцать лет. Все её подруги имели мужей и родили им детей, а она всё ещё была вынуждена убираться как девушка и проводить время в отцовском доме. Каталину страшила участь её тётки Марии, которая в свои тридцать лет всё ещё не была замужем, даже не смотря на всю свою красоту и прекрасные чёрные волосы. Мария по-прежнему убиралась по-девичьи и не собиралась уходить в монастырь. Да и её брат ей не дал бы: согласно завещанию отца, Мария должна была либо выйти замуж, либо уйти в монастырь – и монастырю полагалось треть имущества опекуна Марии, иначе он лишался фамилии и всего наследства в пользу церкви. Оригинал завещания покойного де Круа хранился у епископа Л***, и Алехандро прекрасно понимал, что его высокопреосвященство внимательно следит за делами в семье де Круа.
Так Мария и оставалась старой девой, но не теряла надежд выйти замуж. Над ней тоже порой весь город и про «деву Марию» пели злые стишки.

По окончанию службы Алехандро де Круа отправился вместе с подопечными девицами к выходу из церкви. Он очень не любил эту церковь в обители клариссинок, во многом потому, что все его предшественники не жалели деньги на украшение обители. Город ждал того же и от Алехандро де Круа, но он жертвовал мало и очень неохотно, лишь чтобы поддержать свою репутацию. Настоятельница говорила с ним прохладно и давно бы запретила ему приходить в церковь Девы Марии, Сияющей во Славе, если бы не могилы де Круа в её крипте.
Алехандро де Круа очень боялся, что настоятельница начнёт просить у него денег в присутствии других горожан, чем испортит его репутацию, поэтому шел быстро и поторапливал своих девиц. Каталину это очень злило: ей хотелось подольше побыть с людьми, а не убегать из церкви, словно она в чём-то виновата перед Богом. А репутация отца и так была испорченной, но он не хотел даже думать об этом и считал стишки о себе лишь завистью к своему богатству, которое, по мнению Каталины, со времени смерти её дяди лишь уменьшилось из-за жадности и нерешительности отца.
Они вышли во двор монастыря, где семейство де Круа уже ждала их карета. Этот экипаж был старым и скрипел на ходу. Каталина его очень стыдилась, как и двух некрасивых лошадок, которых держал её отец. Ей было очень досадно на то, что они при всём состоянии семьи должны были ездить хуже иных безродных евреев-торговцев.
Перед самой каретой перед ними возник незнакомый молодой человек. Алехандро де Круа остановился, возмущённый такой наглостью. Каталина поджала губы, с недовольством глядя на молодого наглеца. Многие молодые люди пытались привлечь внимание её отца, чтобы получить богатого покровителя, но они лишь портили ему настроение.
- Дон Алехандро, - молодой человек был красивым и ухоженным. На нём был выходной камзол из коричневого бархата и короткий зелёный плащ. Его шляпа тоже была украшена зеленью: три пышных зелёных пера были скреплены золотой брошкой с зелёным камнем. Лицо у мужчины было красивым, с длинным острым носом и щегольскими усиками. Каталина покраснела и упёрла взгляд в землю: незнакомец показался ей очень красивым.
- Позвольте представиться, меня зовут Карлос де Касто. Я прибыл в ваш славный город лишь сегодня, и сразу же поспешил засвидетельствовать вам своё почтение. Меня зовут Карлос де Касто, капитан армии Его Королевского Величества.
- Я рад, - сухо отозвался Алехандро де Круа, разглядывая весёлое лицо молодого человека. Каталина по его тону поняла, что отец не рад препятствию у себя на пути.
Но молодой офицер белозубо улыбнулся и выпрямился.
- Я прошу прощения у вас, что я вынужден вас столь скоро покидать: дела не терпят отлагательства. Надеюсь на скорую встречу, дон Алехандро. Я всегда к услугам вашей семьи! – он снова белозубо улыбнулся и направился к воротам монастыря лёгкой пружинистой походкой моряка.
Молодая Каталина и графиня Мария смотрели ему вслед, пока молодой человек не вышел за ворота. Дон Алехандро только сморщил нос, влезая в карету и нахохлился там, напоминая дочери большую старую птицу, которая сохранила перья, но уже не может летать.
- Какой милый молодой человек! – рассмеялась Мария де Круа, пытаясь разглядеть в окошке их нового знакомого, но видела лишь пёстрые одежды горожан.
Каталина сжала свой платок и старалась не поднимать глаза. Ей было стыдно за тётку, которая вела себя так неприлично и смотрела на молодых мужчин без какого-либо смущения.
- Глупый выскочка! – проскрипел Алехандро де Круа. Его очень разозлило, что девушек так взволновала встреча с Карлосом де Касто. Он с ужасом представил себе, как этот жуткий юноша придёт в его дом, будет забирать себе его деньги, есть его еду, жить в его доме… Он с ненавистью посмотрел на сестру, - Молодой бездарный выскочка, который получил свой офицерский патент благодаря богатому отцу или другому покровителю! А вы сразу накинулись на этого юнца, который только и умеет, что одеваться и красиво кланяться глупым женщинам вроде вас!
- Вы слишком дурного мнения о нём, брат, - пожала плечами Мария. Каталина молча сжалась.
- Я видел мир и знаю его! И я не глупая чванливая девица, которую можно поманить к себе напомаженными усами! – он стукнул тростью в пол своего экипажа. – И мне виднее, что это за человек!
- Ну, разумеется, - Мария махнула рукой. Гнев брата её не пугал. Она не могла выйти замуж без его благословения, но знала, что он не посмеет её притеснять. Епископ не терял надежд, что она попадёт в монастырь и принесёт ему либо треть состояния де Круа, либо всё. Каталина не имела такого влиятельного защитника и могла лишь молчать.

2.
Дом Алехандро де Круа был построен очень давно, при славной королеве Изабелле и был богато украшен резьбой и золотой мозаикой. Этот большой дом в самом лучшем квартале города, на соседнем с обителью клариссинок холме, имел три дворика, сад со множеством красивых украшений, фонтанами и павильонами для отдыха. Этот дом очень нравился дону Алехандро, потому что выглядел прекрасно и внушал почтение всем видевшим его острые шпили.
Сама семья де Круа жила всего в семи комнатах в самом скромном флигеле дома. Юная Каталина жила в небольшой комнате с видом на сад. У неё была всего одна служанка, ловкая и смешливая девица по имени Амаранта. Каталине её комнатка напоминала монастырь, где она провела пять лет до смерти матери. После отец вернул её в дом и приставил к ней Амаранту. Если бы не эта весёлая девочка, Каталина не выдержала бы такой жизни. Ей было скучно: книжек у неё было всего три, и все с нравоучениями, гулять ей было стыдно, потому что все показывали в неё пальцами. Она бы посещала хорошие дома города, где жили её подруги, но платья у неё были старые и некрасивые. Отец всякий раз, как она просила обновить ей гардероб, ворчал и шел открывать сундуки её матери, где хранились её старые платья. Каталина плакала, когда отец заставлял её одевать старые, выцветшие и пропахшие пылью платья. А дон Алехандро сиял и говорил, чтобы она не выдумывала глупости о своём гардеробе.
Когда-то Каталина мечтала о муже, но теперь ей всё чаще и чаще казалось, что её ждут стены монастыря, если только смерть не приберёт в своё мрачное царство её отца. Но это были страшные мысли, и она гнала их от себя прочь.
- К вашей тётушке пришел её поэт, - сообщила Каталине её служанка, помогая ей снять платье и одеть домашнее, простое и очень серое.
- Он снова будет петь, - обрадовалась Каталина. Алехандро Вьера был частым гостем её тётки и пел её красивые тихие песни, которые можно было послушать из сада. Её отец относился к гостям сестры плохо и запрещал Каталине выходить к ним. Лишь когда отец отбывал по делам в порт или в их загородное имение, девушка могла выйти в гостиную тётки и не прятаться от людей, как прокажённая.
- У меня есть для вас занятие интересней, донья Каталина, - Амаранта убрала её платье и лукаво подмигнула.
- Ты узнала новую сплетню про нашего епископа? – Каталина села у окна и подставила лицо лёгкому ветру. – Мне это не интересно.
- Нет, - Амаранта достала из своих юбок небольшое письмо из розовой бумаги, перевязанное шелковой нитью. – Не видели ли вы в церкви молодого человека в зелёном плаще?
- Что это у тебя в руке?
- Ответьте мне, донья!
- Видела. Ты его знаешь?
- Да, - Амаранта засмеялась. – Он просил меня передать вам это, - она протянула письмо Каталине и широко улыбнулась.
Каталина схватила письмо и попыталась его распечатать. Но руки от волнения тряслись, и письмо выпало из её рук.
- Амаранта, ты же умеешь читать? Прочти его вслух! – Каталина обняла себя за плечи и часто дышала. Амаранта подняла письмо и развернула его.
- Милая моя Каталина! – медленно начала читать служанка. Каталина от волнения раскраснелась и стала задыхаться. Её платье стало невероятно тугим, и ей пришлось с трудом заставить себя дышать спокойней. Каталину не покидало ощущение, что происходит что-то необычное, новое для неё и запретное. – Я увидел вас… весной на Светлое Воскресение, и с тех пор… потерял покой! Даже плаванье за море и уведенные там чудеса не смогли вас затмить, моя милая Каталина. Я тешу себя надеждой, что вы не разозлитесь на меня за то, что я осмелился вам написать и просить вас о встрече. Я знаю, что каждую неделю вы посещаете обитель клариссинок, чтобы помочь сёстрам ухаживать за обездоленными и больными. Я умоляю вас о встрече в обители. Клянусь, что ничто не будет угрожать ни вашей чести, ни репутации. Я хочу лишь увидеть вас и услышать ваш прекрасный голос, не более. Если в вас есть хоть капелька милосердия, вы сжалитесь над бедным человеком, которого пленили ваши золотые глаза. Всепреданный вам, бедный Карлос де Касто!
- Ах, дай его сюда! – Каталина выхватила листок бумаги из рук Амаранты и пробежалась по ровным чернильным строчкам глазами. – Это… Амаранта, как он передал тебе это письмо?
- Я утром вышла во двор, чтобы просушить вашу белую шаль – старый Хосе вылил на неё воды. И я увидела, как этот дон Карлос стоял у нашей калитки и пытался узнать у кривого Миты, где вас можно найти.
- И что, он сказал?
- Нет, потому что я прогнала его! – Амаранта нахмурилась. – Зачем он рассказывал какому-то незнакомцу о вас? Я ему так и сказала, что нечего тут ему делать, потому что вы воспитанная девица, и не хотите знаться с таким, как он.
- Ты так и сказала? – перепугалась Каталина. А вдруг дон Карлос обиделся на её глупую служанку и завтра не придёт? От этой мысли Каталине стало больно и страшно.
- Да!
- А он?
- Он рассмеялся и сказал, что и так всё про вас знает и любит вас давно. Я велела ему тогда идти к вашему отцу, раз он вас любит и у него честные намерения.
- А он? – Руки Каталины упали на её колени. Отец прогонит любого её жениха, если только он не будет самим инфантом!
- Он сказал, что так и сделает, ибо он молод, богат и знатен, - кивнула Амаранта. – Но он сказал, что сначала хочет узнать, полюбите ли вы его.
- Он так и сказал?
- Да. Сказал, что ему лучше будет жить в разлуке с вами, чем мучить вас неволей рядом с нелюбимым.
- Ах, - Каталина залилась яркой алой краской.
- Милая донья Каталина, вы в порядке? – Амаранта принялась обмахивать её чёрным веером, - Только не падайте без чувств, сюда прибежит вся прислуга!
- Оставь ты его, я в порядке, - Каталина прижала письмо к груди. – Но ведь мой отец будет против этой встречи!
- А вы не говорите ему ничего, - Амаранта подмигнула своей хозяйке. – Вы ведь не собираетесь делать ничего, что могло бы опозорить вас и вашего отца! В монастыре бывает много людей, и не будет ничего странного, если вы поговорите с одним из гостей монахинь.
- Ты права, - Каталина выпрямилась и мечтательно прикрыла глаза, вспоминая лицо молодого дона Карлоса. – Тогда приготовь мою белую шаль и жёлтое платье.
- Хорошо, - хихикнула Амаранта. Каталина покраснела и пригрозила ей кулаком: ещё не хватало, чтобы эта глупая девица своими смешками выдала их другим слугам! Тогда она точно окажется под замком и закончит свой век ещё печальней, чем её тётка Мария.

3.
Алехандро Вьера был обделён при рождении лишь одним: благородным происхождением. Он не был даже уверен, что Пабло Вьера, ювелир из Толедо, был его отцом. На отца он был не похож, и если бы его официальный отец, не обладал благодушием и тугодумием, то жизнь Алехандро окончилась бы печально. В остальном Алехандро был одарён: и красотой, и прекрасным голосом, и быстрым умом и талантом стихосложения. Благородные доны платили ему большие деньги за то, чтобы он присутствовал в их домах во время приёма гостей и развлекал их жён и дочерей своими песнями о любви. Но благородного происхождения Алехандро Вьера очень не хватало. Он мог бы получить покровительство лучших людей королевства, а то и самого короля – если бы не его происхождение. Алехандро приходилось бороться с младшими сыновьями грандов – и ему места в их числе не нашлось. Блистательный юный Мадрид оказался для него недосягаем.
Но больше всего Алехандро злился на своё происхождение, когда видел милую Каталину де Круа. Каталина не была из рода грандов, её предки занимались торговлей, а не благородным владением землёй, но она была богата и красива, а её отец – горд и жаден. Не было никакой надежды, чтобы соединиться с милой Каталиной браком, да и завоевать её любовь Алехандро никак не мог. Он приходил в гостиную доньи Марии, чтобы иметь возможность хотя бы краем глаза увидеть милую Каталину. Он пел для неё все свои лучшие песни, но она никак не показывала, что услышала вложенные в них чувства Алехандро. Юный поэт утешал себя тем, что Каталина не смела показать свои чувства при своевольной и мелочной тётке, а остаться наедине им ещё ни разу не удалось.
Каталина не покидала своего дома, редко посещала гостей, и только в обитель клариссинок она, как и многие благородные девицы города, приходила после каждого воскресенья. Алехандро рвался попасть в обитель в дни, когда туда приходила милая Каталина, но монахини гнали его прочь.
В этот понедельник, как и другие подобные дни, Алехандро ждал у ворот монастыря милую Каталину. Девушка, к его большой досаде, снова пришла со своей шумной и некрасивой служанкой. Девица несла большую корзинку с рукоделием своей госпожи и крутила головой, разглядывая прохожих. Рядом с ней скромная и изящная Каталина, упревшая скромный взгляд в землю, была настоящим ангелом. Две девицы быстро, словно тени, проскользнули в ворота обители. Алехандро мог только вздохнуть и подойти к калитке, чтобы посмотреть им вслед.
И тут – о, чудо! – изящная кованая решетка приоткрылась, а строго оклика стоящей на воротах огромной и строгой сестры Иоланты не последовало. Монахини-привратницы вообще не было у ворот. Это был его шанс! Поэт, не, думая, что будет дальше, прошел через ворота и пошел следом за милой Каталиной.
Прячась за пышными розами и жасмином, он увидел, как к девицам подошла настоятельница, старая и сухая женщина. Она благословила их обеих и отправила в монастырский сад с апельсинами. Алехандро, спотыкаясь, побрёл за ними, стараясь не выдать себя никому.

Каталину очень смутило, что настоятельница разговаривала с ней ласково, разрешила не идти помогать сёстрам, а отправила её вместе со служанкой в сад заниматься рукоделием.
- Она явно знает что-то про дона Карлоса! – радостно зашептала на ухо своей госпоже Амаранта.
- Не говори глупостей! – шикнула на неё Каталина. – Матушка Анна никогда не пойдёт на такой сговор! Ах, мне кажется, я делаю что-то непростительное!
- Донья Каталина, не бойтесь, - засмеялась Амаранта. – Мы здесь в безопасности. Если он поведёт с вами слишком вольно, я закричу так, что услышит весь город и ему придётся бежать до самого моря, чтобы спастись!
- Ах, ты так любишь говорить глупости и ты такая глупая! Сядем здесь, - Каталина указала на мраморную скамейку под апельсиновыми деревьями, - Дай мне моё вышивание, я хочу заняться делом!
Девицы уселись на мрамор и достали рукоделие. Амаранта, как ни в чём не бывало, распутывала её нитки, а вот Каталина не могла даже взять иголку. У неё всё падало из рук, а нитки путались и рвались.
- Ой, - Амаранта обернулась на пышные розы, растущие около апельсиновых деревьев.
- Что случилось? – Каталина чуть не выронила вышивание на землю.
- Ничего, - девица нахмурилась, глядя на розы, потом посмотрела на дорожку и вскрикнула. – Донья Каталина! Вот и он!
Каталина сама увидела, что к ним шел никто иной, чем сам дон Карлос, на этот раз в простом чёрном камзоле, чёрных туфлях. Но плащ и шляпа на нём были те же, яркие и зелёные.
- Ах, Амаранта, я сейчас лишусь чувств! – Каталина в ужасе почувствовала, как бьётся её сердце и как к её белому лицу приливает кровь.
- Я безмерно рад, что вы пришли, милая Каталина, - дон Карлос остановился у их скамейки и низко поклонился молодой де Круа. Амаранта фыркнула, но промолчала. Каталина слабо сжала пальцами вышивание и тихо пробормотала:
- Я каждую неделю прихожу сюда к милым сёстрам!
- И всё же вы не гоните меня прочь! – мужчина опустился перед ней на одно колено и взял за руку. Каталина выпустила вышивание из ослабевших рук и чуть не упала без чувств.
- Что вы делаете! Отпустите, нас же увидят – и мне придёт конец! – едва слышно прошептала девушка.
- Никто не придёт сюда. Настоятельница – моя тётка, и она добрая женщина. Она не допустит, чтобы вы пострадали из-за меня.
- Поэтому она отправила меня сюда…
- Да, - мужчина не отпустил руку девушки. – Скажите мне, вы бы были согласны стать моей женой?
- Но я вас едва знаю, - Каталине показалось, что она едва шевелит губами. Мир пропал, и она осталась одна. Голова у неё кружилась, а запах спелых апельсинов казался оглушающим.
- Я прошу прощения за свой дерзкий вопрос: я так вас люблю, что мне кажется, что я знаю вас всю свою жизнь. Но мой вопрос не праздный. Я готов умолять вашего отца соединить нас в браке.
- Мой отец… - Каталина не смогла говорить дальше. – Он прогнал уже дюжину женихов!
- Но не меня! – горячо воскликнул дон Карлос, - Ваш отец прогонял всех желавших вашей руки, потому что они были незнатны, небогаты и не знали, как обращаться с такими, как ваш отец.
- Но откуда вам знать моего отца!
- Уж поверьте, я знаю, - засмеялся дон Карлос. – Я молод, красив, у меня хороший род и я богат. Ваш отец не устоит передо мной!
- Вы так уверены в этом? – у Каталины снова перехватило дыхание.
- Посмотрите, до чего вы довели её своими разговорами, - перебила их Амаранта. Девица забрала у Каталины вышивание и принялась обмахивать её веером. – Посмотрите, как она бледна! Принесите донье Каталине апельсин!
Дон Карлос, тоже перепуганный бледностью Каталины, отошел к деревьям, чтобы сорвать для Каталины плод.
- Ах, Амаранта, мне так страшно! – тихо прошептала донья Каталина склонившейся над собой служанке. – Что же мне делать! Он говорит непозволительные вещи!
- Не бойтесь, это лишь слова, - Амаранта фыркнула. – Болтает, чтобы вы потеряли бдительность и доверились ему.
- Но что мне делать?
- Слушайте его дальше, но не давайте надежды, - пожала плечами Амаранта. – Если он действительно вас любит, то придёт к вашему отцу и выпросит у него вашу руку. А если нет – то вы никак не пострадаете, если не наделаете глупостей и никуда с ним не пойдёте!
- Ты обнадёжила меня, - вздохнула Каталина, скинув с плеч тёплую шаль.
- Вот, милая Каталина, - дон Карлос принёс ей пять больших сочных плодов. – Но скажите мне, не противен ли я вам?
- Нет, вы что, - Каталина покраснела. – Ничуть!
- Вы дали мне надежду, - молодой офицер просветлел. – Скажите, могу ли я надеяться на вашу любовь, если уговорю вашего отца соединить нас?
- Да! – Каталина внезапно почувствовала волнение и, забыв обо всём, взмолилась,- Да, да! Если вы уговорите отца отпустить меня, я буду вам лучшей женой, о которой вы не могли и мечтать! Прошу вас!
- Донья Каталина! – выдохнула Амаранта и взяла девушку за руку. Дон Карлос снова упал на колени.
- Вы дали мне жизнь, милая Каталина! – молодой человек взял её за руки и засмеялся, - Клянусь вам, я добуду у вашего отца благословения! А если он его не даст, а найду другой способ сделать вас счастливой! Дойду до Его Величества! Меня ничто не остановит!
- Я верю вам, - кивнула Каталина. – Я буду жать этого замечательного дня!
- Клянусь вам, он скоро наступит! – молодой человек вскочил на ноги. – Я завтра же отправлюсь к вашему отцу просить вашей руки, милая Каталина!
- Я буду ждать, - повторила Каталина, часто дыша. Дон Карлос поднялся на ноги и, поклонившись, пошел к воротам монастыря. Каталина осталась сидеть, ни жива, ни мертва. Лишь когда Амаранта коснулась её руки, она словно очнулась ото сна.
- Донья Каталина, нам надо идти в церковь. Нас скоро хватятся.
- Да, ты права. Пойдем в церковь, - кивнула Каталина. Она была охвачена приятным волнением. Внезапно оказалось, что её любят и что у неё может быть своя семья!

4.
Бедный Алехандро Вьера чувствовал, как из-под его ног уходит земля. Он видел всё свидание своей милой Каталины и дона Карлоса с самого начала и до их последних слов. Он сидел в кустах роз и смотрел на них, не отрывая взгляда.
Лишь когда Каталина и её служанка ушли прочь, он вылез из кустов и стоял так долго, покачиваясь на ногах, словно был пьян. Лишь когда его заметила одна из монахинь и спросила, что он тут делает, он очнулся.
Вьера покинул монастырь и побрёл по улицам города. Ему было так плохо, а в груди щемило так сильно, что хотелось плакать, как ребёнку. Он шел, не замечая ничего вокруг. Алехандро знал, что милая Каталина не ровня ему, и он может лишь безответно любить её. Но как, оказалось, больно понимать, что есть кто-то счастливей него, кто не только любит милую Каталину, но и любим ею! Алехандро не слышал всего разговора дона Карлоса с Каталиной, но видел их лица и видел, как дон Карлос брал её за руки. Этого было достаточно, чтобы всё понять.
Но как, почем, за что?! Чем лучше этот фазан его, преданно любящего милую Каталину? Алехандро Вьера знал дона Карлоса по одному из приёмов, и не мог понять, что в нём нашла милая Каталина. Он не был знатен, его семья не имела высокого титула, а сам он был напыщенным и скучным типом, не любящем развлечения знатных людей. А на его песни, на лучшие песни заметил, что если бы их пели его солдаты, он бы выпорол их всех.
Как могла нежная и добрая Каталина полюбить этого человека? Или он её не любит?
Алехандро уцепился за эту мысль. Ну конечно же! Он её не любит! Дон Карлос – простой солдат, которому нужны деньги. И он не любит Каталину, он хочет лишь деньги её отца. Сама милая Каталина ему не нужно, совсем не нужна. Она лишь несчастная жертва, которую надо спасти из когтей хищного стервятника!
Наш поэт уцепился за эту мысль, как утопающий цепляется за остатки своего корабля. Надо спасти милую Каталину от этого человека! Но как это сделать?
Ноги сами понесли Алехандро Вьера к дому де Круа. Только донья Мария может помочь ему! Донья Мария старая и ворчливая дева, но у неё доброе сердце. Она всегда с таким вниманием слушала его песни и всегда была так рада, когда он приходил навестить её в их скучный дом! Только она сможет ему помочь. Дон Карлос обещал придти к отцу Каталины, чтобы попросить её руки уже завтра. Значит, нужно уже сегодня предупредить донью Марию об опасности и спросить её совета!

Донья Мария действительно любила слушать песни своего юного соловья, но вовсе не потому, что имела добрый нрав. Когда-то, несомненно, она была чудесной юной девицей с чистым сердцем, но несчастная судьба озлобила её. Она не любила ни своих подруг, ин своего брата, ни своей племянницы – лишь юного Алехандро Вьера, который единственный приходил в её дом, чтобы скрасить её скучное существование. Донья Мария не могла одарить его драгоценностями, как делали городские богачи! Но Алехандро всё-равно приходил к ней, и донья Мария души в нём не чаяла. По ночам в грёзах к ней приходил именно юный поэт.
Когда бледный и расстроенный Алехандро Вьера появился у неё на пороге, донья Мария перепугалась, не случилось ли с ним ничего плохого.
- Вы бледны, друг мой, - она усадила его в кресло и села рядом, взяв поэта за руку. – Что случилось?
- Ах, донья Мария! – воскликнул юноша. – Вы всегда были добры ко мне и были мне самым лучшим другом! Вам я могу довериться в своём несчастье, ибо оно касается и вас.
- Меня?
- Да! И всей вашей семьи.
- Всей моей семьи? Говорите, Алехандро!
- Сегодня я стал свидетелем встречи вашей племянницы, милой Каталины, и дона Карлоса де Круа!
- Нашей Каталины и дона Карлоса? – воскликнула Мария, всё ещё не понимая, причём же тут её поэт.
- Да! – Алехандро тяжело вздохнул. – Я искал возможности посмотреть на вашу милую племянницу, ибо люблю её без памяти! Но вы знаете, что ваша племянница никогда не выходит из своих комнат, когда я тут!
- Вы любите её? – переспросила потрясённая донья Мария. – Вы любите Каталину?
- Да, я люблю её без памяти, - признался поэт. – И искал возможности взглянуть на неё. И в монастыре я был свидетелем её свидания с доном Карлосом!
- Ах… - только и смогла произнести донья Мария. Её душа сложила крылья и упала, узнав, что её милый соловей любит вовсе не неё и что он бывал у неё лишь потому что хотел видеть Каталину.
- Донья Мария, вы должны спасти Каталину! Дон Карлос её не любит! Он хочет лишь получить её приданное, что даст за неё дон Алехандро! Вы должны спасти Каталину!
- Спасти Каталину? – переспросила донья Мария. Она с трудом слышала, что говорил Алехандро.
-Да! Донья Мария, вы должны сказать дону Алехандро об этом! Завтра дон Карлос придёт просить руки Каталины – и дон Алехандро согласится! Ведь дон Карлос из хорошей семьи и умеет убеждать! Если мы не предупредим дона Алехандро, Каталина окажется в руках этого негодяя! – горячо говорил поэт.
- Ты говоришь, Каталина любит его? – донья Мария чувствовала только боль и ненависть к своей племяннице. Ведь из-за неё она не вышла замуж: сначала мать Каталины требовала у мужа, чтобы тот не выбрал сестре мужа, который мог бы подойти их малолетней дочери, потом уже сам дон Алехандро прогонял всех женихов, если они сватались к его сестре, а не к дочери. А теперь Каталина отнимает у своей несчастной тётки последнее утешение в жизни!
- Да, он обманом влюбил её в себя! – горячо подтвердил Алехандро. – Она без ума от неё, а он этим пользуется!
- Тогда мы должны спасти мою племянницу! – донья Мария решительно поднялась на ноги и заставила поэта подняться. – Мы немедленно пойдём к моему брату и всё ему расскажешь!
- Я? – заробел Алехандро. – Но будет ли он меня слушать?
- Разумеется, потому что с тобой буду я! – донья Мария взяла за руки поэта и вывела его из комнаты. – Мы должны помочь моей племяннице и не допустить, чтобы он попала в руки этого дона Карлоса!

Алехандро де Круа был в своём кабинете и считал деньги. В этот момент он становился похож на паука, а у тех, кто видел его во время этого занятия, не было сомнений, что дон Алехандро не в себе: он смотрел на вошедших людей так зло, что те пугались. Когда в его кабинет вошла донья Мария, Алехандро де Круа страшно перепугался и потянулся вперёд, чтобы прикрыть руками свои деньги.
- Что случилось?! – зло проскрипел дон Алехандро. – Я же говорил тебе, чтобы ты не смела приходить сюда! А ты ещё и привела сюда своего любовника!
Бедный Алехандро покраснел, услышав эти слова, но донья Мария осталась невозмутимой.
- Я пришла с новостями для тебя, брат мой, - она встала перед братом и велела поэту встать рядом с собой. - Твоя дочь Каталина тайно встречается с мужчиной, который хочет захватить все твои деньги через брак с ней. Мой друг-поэт видел это своими глазами!
- Что?! – вскричал дон Алехандро. – Как такое возможно?! Где?!
- В монастыре, куда она ходит каждый понедельник.
- Ах эта наглая девчонка! - закричал старик. – Я всегда знал, что эти злобные монашки хотят прибрать к рукам моё состояние! Я выпорю эту неблагодарную нахалку и посажу её под замок!
- Но бедная донья Каталина не виновата! – не выдержал Алехандро Вьера. – Это всё дон Карлос!
- Что ты сказал?! – от ярости побагровел дон Алехандро.
- Что дон Карлос, которого мы видели вчера в церкви, задурил твоей дочери голову словами любви, чтобы она пошла на любую глупость, чтобы выйти за него замуж.
- Ах, я его уничтожу! – взревел дон Алехандро и затрясся. Донья Мария лишь пожала плечами:
- Теперь ты видишь, что я принесла тебе новости. Ты предупреждён. Завтра этот дон Карлос придёт к тебе просить руки Каталины. Он будет говорить тебе, как он богат и знатен, чтобы ты поверил ему и отдал нашу Каталину. Но ты теперь предупреждён.
- Да, я предупреждён, - проскрипел дон Алехандро. – Теперь я вижу, почему он так нагло вёл себя! И понимаю, почему это Каталина так бегает к этим алчным монашкам! О, я посажу Каталину под замок, чтобы она не позорила нашу фамилию. И найду ей мужа, настоящего, который принесёт мне пользу!
- Тогда я спокойна за нашу Каталину, - кивнул донья Мария и вывела поэта из кабинета брата.
- Донья Мария, а правильно ли вы сделали? – робко спросил поэт. – Он обещал наказать милую Каталину, а ведь она ни в чём не виновата!
- Не воспринимай так близко к сердцу слова моего брата, - пожала плечами донья Мария. – Он поймёт, что она не виновата, когда успокоится.
- Вы уверены?
- Да, - кивнула донья Мария, сложив руки на животе. Она была уверенна, что её брат к возвращению дочери будет в ярости и сойдёт с ума от страха за свои деньги. «Хоть бы ты умер наконец-то, старый дурак!» с ненавистью подумала Мария де Круа.
Вечером, когда её племянница вернулась домой, донья Мария даже не вышла из своей комнаты. Она сидела у окна в спальне и слушала, как визжит её брат, отчитывая свою дочь. Каталина плакала и умоляла отца не верить наветам, но дон Алехандро был неумолим. Потом раздался визг несчастной девочки-служанки Каталины, которую выволокли во двор, чтобы выпороть за то, что не донесла на свою госпожу. Донья Мария велела своим служанкам закрыть окно, чтобы не слышать её воплей.
Но даже после наказания Каталины на душе у доньи Марии осталось пусто и тяжело. Теперь она знала горькую правду и больше никогда в её комнатах не будет звучать пение Алехандро Вьера.

5.
А что же дон Карлос, спросит мой читатель. Пока этот молодой человек остаётся для него загадкой. Не буду томить вас и расскажу про него.
Молодой дон Карлос де Касто был прекрасным юношей, которого можно ставить в образец всем молодым людям. Единственный сын в семье, он получил блестящее образование и прекрасный чин в королевской армии. Будем честны – во многом своим патентом он был обязан отцу, который хотел для сына лишь лучшего. Но не будем принижать дона Карлоса, потому что его природные дарования и трудолюбие позволили ему показать себя превосходным офицером. Солдаты его любили, а командование всегда знало, что Карлос де Касто – честный солдат Его Величества. Он не кутил, как многие свои товарищи, не попадал в неловкие ситуации, позорящие офицера. Не надо думать, что он был безгрешен – многие благородные юноши в двадцать лет могли устоять пред соблазнами взрослой жизни? – но его прегрешения были настолько малы и безобидны, что и мы не будем о них вспоминать.
Нашу милую Каталину он любил пылко и всей душой. Всё, что он говорил ей было правдой: он желал видеть её своей женой и был готов разрушить все препятствия. Он был готов к тому, что дон Алехандро откажет дочери в приданном, чтобы испугать его. Родители дона Карлоса были готовы простить своему любимому и единственному сыну всё: они были богаты, и хотели лишь чтобы невестка была из хорошей семьи и с безупречной репутацией.
Как видите, дон Карлос был настроен решительно, и на следующий день после свидания с доньей Каталиной отправился к её отцу просить руки своей любимой. Он надел лучшую одежду, что была у него с собой и в которой он ходил в церковь, завил усы и был готов произвести на возможного будущего родственника самое лучшее впечатление, ибо был наслышан о жадности дона Алехандро и был готов к трудностям.
Но вид дома семейства де Круа его поразил. Ему говорили, что дон Алехандро скуп и приходит в ярость от любых трат, но увиденное его поразило. Запущенный сад, почерневшие резные украшения дома и пустые пыльные комнаты без прислуги производили гнетущее и мрачное впечатление. Этот дом был похож на тюрьму. Неужели милая Каталина жила в таком месте? Дон Карлос не мог себе этого представить. И тем решительней он стал настроен забрать свою любовь из этого логова старого паука, каким ему теперь представлялся Алехандро де Круа.
Слуга провёл молодого офицера в кабинет своего господина.
Дон Алехандро сидел за большим столом и считал деньги. Прибытие молодого офицера нарушило его планы и он был зол.
- Дон Алехандро, - Карлос де Касто низко поклонился и встал перед стариком. Тот быстро убирал своё золото обратно в шкатулку, стараясь следить за каждым движением молодого человека. – Я пришел к вам с делом чрезвычайной важности.
- И что это за дело? – проскрипел дон Алехандро.
- Я люблю вашу дочь, донью Каталину, - прямо сказал молодой человек.
- И что с того? – пожал сухими плечами старик.
– Я не могу жить без неё – и прошу смилостивиться надо мной и позволить нам соединиться под сенью брака.
- Ах так! –дон Алехандро наконец-то закончил собирать свои деньги и закрыл шкатулку на ключ. – Так значит, ты тот наглец, что пытался украсть мою дочь?
- Дон Алехандро…
- Я всё знаю! – внезапно закричал Алехандро де Круа, вскочив из своего кресла. Он весь затрясся и побледнел. – Ты хотел украсть Каталину, жениться на ней с помощью этого предателя-епископа! И завладеть моими деньгами! Я всё знаю!
- Дон Алехандро, у меня и в мыслях не было такого!
- Не смей мне перечить! – старик стал страшен. Дон Карлос невольно отступил назад несколько шагов, а дон Алехандро брызжал слюной и тряся. – Я тебя вижу насквозь! Молодой кутила, как мой брат Андреас! В голове лишь мысли, у кого бы добыть денег! Отобрать их у того, кто кровью добыл себе их! Пошел вон, проходимец и вор!
Дон Карлос замер от обиды. А дон Алехандро кричал и сыпал оскорблениями в своего гостя. Наконец, Карлос де Касто не выдержал и, надев свою шляпу, вылетел из кабинете старика. Из-за двери доносились крики дона Алехандро. Ему было уже ясно, что старик повредился умом. Поэтому дон Карлос надвинул на лоб свою шляпу и твёрдо решил отправиться к епископу, которого он знал и с которым мог посоветоваться.
Он вполне мог бы рассчитывать на своё спасение и признание дона Алехандро скорбным разумом, ведь это так и было. Но его счастью помешала донья Мария, которая не могла простить своей племяннице того, что юный поэт любил не старую деву. Она вошла в комнату, в которой была заперта Каталина де Круа и, посмотрев на поникшую девицу, произнесла:
- Что ты грустишь, Каталина? Ты должна винить в этом лишь себя. Молодая девица не имеет права так вольно вести себя и украдкой от отца встречаться с мужчиной!
- И кто мне это говорит! – горько воскликнула несчастная. – Вы сами приглашаете мужчин к себе в комнаты и посещаете дома подруг. Так можете ли вы меня укорять тем, что тот молодой человек просто поговорил со мной?
- А ты наглая! – поджала губы донья Мария. – Мой брат прав, в тебе говорит беспутная кровь твоей матери. Но мой брат уже нашел тебе мужа. Ты помнишь маркиза Хуана де Нау?
- Неужели он? – в ужасе закричала Каталина. На то были причины: маркиз был самым мерзким из людей, что она знала. Толстый, старый и богатый. По город уходили ужасные слухи про него, и Каталина даже представить не могла, чтобы он просто заговорил с ней.
- Ты должна быть благодарна отцу за такого мужа, - довольно улыбнулась донья Мария. – Но не стоит ожидать благодарности от такой нахалки!
- А дон Карлос? – вскричала Каталина. – Он приходил к отцу? Тётушка, я умоляю вас, скажите, он приходил?
- Твой любовник приходил, - кивнула старая дева и с удовольствием добавила, - и убежал поджав хвост, когда мой брат отказался дань за тебя приданное. Ты так побледнела! Он обещал взять тебя в дом без приданного? Ты глупая дурочка, раз поверила в это.
И донья Мария вышла из комнаты племянницы, которая с рыданиями упала на кровать. Милая Каталина де Круа осталась одна одинёшенька в пустом мрачном доме, без друзей и любящих её людей. Она не знала, что тётка не друг ей и желает ей зла, поэтому она решила, что погибла и даже дон Карлос, клявшийся ей в любви, бросил её.
Поэтому она покорно приняла известие о своём муже от отца. Маркиз де Нау, соблазнённый покладистостью дона Алехандро и огромным приданным, которое давали за милую невесту, решил не ждать со свадьбой. Всего через две недели молодые обвенчались в церкви Девы Марии, Сияющей во Славе. Каталина шла к алтарю покорно и безвольно. Дон Карлос же был вынужден лишь молча стоять у порога церкви, чтобы в последний раз увидеть милую Каталину: маркиз де Нау был другом епископа этого города, и тот не стал ссориться с хорошим другом ради какого-то юноши. Когда Каталина выходила из церкви, дон Карлос попытался поймать её взгляд, но она смотрела лишь на свои руки.
Дон Алехандро был рад, что сумел спасти свои деньги от алчного юнца, и думал, что теперь уж точно угадал с хорошим зятем, который будет благодарен ему и приумножит его богатство. Но донья Мария и маркиз де Нау были другого мнения. Епископ благословил маркиза опекать сумасшедшего старика, а половину его состояния отдали донье Марии, которая наконец-то нашла себе мужа, не старого ещё вдовца, но глупого и вскоре попавшего под полное влияние своей тоже не молодой жены. Дон Алехандро поселился в доме зятя и так погрузился в свои мысли о возможной прибыли от покровительства маркиза де Нау, что вскоре смог только считать монеты в своей большой шкатулке, да ходить по дому и читать нравоучения дочери. Утомлённая от него Каталина велела запереть отца в дальних комнатах дома сразу же, как освоилась в своём новом жилище.
Наш друг поэт явился ко двору маркиза на свадебный пир и спел тоскливую песню о любви, но Каталина не обратила на него внимания, помня, кто виновник её бед: отец не скрыл от неё свидетеля её свидания с доном Карлосом. Бедняге Алехандро пришлось уйти ни с чем, а донья Мария, его бывшая поклонница, тоже не желала его видеть, не забыв его предательства.
О доне Карлосе я не могу вам ничего сказать. Он с болью пережил потерю любимой и отправился с королевскими войсками за океан. Что с ним было дальше – никто не знает. Быть может, он осел там, а может быть, погиб в бою с английскими разбойниками.
Так закончилась наша история, одна из многих, что проходила в городе Л***, в этом старом и благородном месте нашего славного королевства, где бок о бок живут чувства, порядок и наше славное старинное благочестие. Здесь случались истории и более страшные, более счастливые, более запутанные и печальные, но о них я расскажу вам в следующий раз.




@темы: Миди, Закончен, Драма, PG-13