22:17 

Хероджин
Последней умирает не надежда, а клетки эпителия, производящие ногти и волосы
Надеюсь, тут еще хоть кто-то есть.

Название: МАХ
Автор: Хероджин.
Бета: Emilee
Рисунок: Неждана Феалоссе
Фандом: Ориджинал
Тип: джен
Рейтинг: G
Жанр: Приключения, экшн, космическая опера.
Размер: Макси
Предупреждения: Нет.
Дисклеймер: Все права на персонажей принадлежат мне.
Право на размещение и публикацию: С разрешения автора.
Статус: В процессе.
От автора: В текте использован фрагмент песни группы Мельница "Тебя ждала я".



Глава 1. Создатель.

Солнце уже начало выползать из-за горизонта, окрасив здание в желто-оранжевые тона. Через пару минут возле здания притормозила машина, из которой вышли трое. Первые двое были обычными полицейскими, а вот третий — в медицинском халате. Он посмотрел на здание и хмыкнул.
Полицейские открыли перед гостем двери и только затем вошли сами. Все трое тут же пошли к подвалам, где размещались камеры для допроса, как и в любом УКП.
«Местечко то еще», - подумал про себя Альберт. Единственный раз, когда он был в Управлении контроля порядка, - после аварии, а вот теперь, похоже, дело посерьезнее.
Надо сказать, он прекрасно понимал, что идет против закона и самой человечности, проводя эксперименты, но результаты того стоили. Международный институт здравоохранения без каких-либо проблем пользовался результатами его исследований. Конечно, ставить эксперименты на живых людях, облучать их смертельными дозами гамма-излучения было незаконно, но правительство никогда и никому не разглашало, откуда и каким именно способом удалось получить вакцину от смертельного вируса А-42 или конной лихорадки. Но, что уж тут поделать, истинные гении никогда на публике не появляются.
— Доброе утро, профессор Тергер.
В камеру зашел еще один следователь, такой же безликий и незапоминающийся, как и все остальные.
— Утро? — переспросил Тергер. — Который час?
— Десять минут шестого, — ответил следователь.
— Чего вам надо? — нахмурился профессор.— Подняли меня с постели среди ночи, а я еще допоздна засиделся…
Он зевнул, прикрыв рот рукой.
— Профессор, вы знаете, сколько на вас компромата? Хватит, чтобы посадить вас пожизненно хоть сейчас, — следователь наклонился к Альберту.
— И в чем меня обвиняют? — спросил он.
— Итак, обвинение в генетических экспериментах над людьми с целью создания биологического оружия, выведении опасных штаммов вирусов, в том числе небезызвестного А-42, — зачитал следователь, — пособничестве террористам…
— Вранье! — Альберт тут же перебил следователя. — Не было такого!
— А вот у меня написано, что было, — следователь хитро улыбнулся. — И списочек еще длинный.
Тергер выхватил из рук папку и быстро просмотрел ее.
— Так… — он внимательно посмотрел на следователя. — Шантаж, значит. Хорошо, что вам надо от меня?
Готово, профессор Тергер уже почти согласился на работу.
— Вы лучший специалист по генетике и биологии. Вам вручили не одну награду за исследования в области генетики, вирусологии и биологии…
— Зачем вы мне рассказываете то, что я и без вас знаю? Говорите уже, что конкретно нужно, — буркнул он.
— Нам требуется, чтобы вы создали оружие, которого ни у кого не будет. Живое оружие. Нам нужно существо, которое будет невозможно победить, — заученно-надменно произнес следователь.
— Далеко прыгнули! Ладно, попробуем. Где мне работать? — спросил профессор, — Кстати, сигареты не будет?
Следователь протянул ему пачку и зажигалку, которые достал из кармана. Альберт закурил и жестом велел следователю продолжать.
— Работать вы будете в НИИ номер шестьдесят девять. Точнее, под ним. Остальное здесь, — следователь вручил Тергеру синюю папку.
Полистав ее пару минут, Альберт кинул бумаги на стол и выразительно покачал головой:
— Это невозможно! Такого сочетания хромосом на практике просто быть не может…
— Ладно, понятно. Вы говорите, что это невозможно, правильно? — хитро прищурился следователь.
— Совершенно!
— Ага. Ладно, если вы не можете этого сделать, возможно, Генрих Шлейден поможет нам.
— Шлейден?! — вскочил Тергер, выплюнув сигарету. — Эта безмозглая амеба со своим маразмом, раздутая от самомнения? Ну уж нет, если кто и сможет сварганить вам вашего монстра, то только я, а не это ископаемое одноклеточное!
— Так вы согласны? — уточнил следователь.
Тергер успокоился и достал еще одну сигарету.
— Попробую, — произнес он, — Обещать что-то в таком деле - это все равно, что проводить операцию в нестерильном помещении: может, пациент умрет, а может, ему повезет и все будет нормально.
Он устало посмотрел на следователя.
— Сделаю я вам этого монстра, а вы сожгите всю эту чушь, — он указал на папку с его делом, — Не люблю всякого рода наговоры.

***
Примерно в это же время в шестнадцати километрах к северу от УКП недалеко от одной небольшой деревеньки остановилась карета. В лучах восходящего солнца ее обычно белый цвет сменился бледно-желтым. Герб, белая роза на фоне золотой книги, венчал флаги на карете. Лакей открыл дверь и помог спуститься своей госпоже.
Это была женщина, лет тридцати, в молочного цвета платье и такой же шали. Густые белые волосы были распущены и спускались чуть ли не до талии. Она оглянулась на восходящее солнце.
— В третий год, третьего месяца, на рассвете третьего дня, — произнесла она, — Как и было предсказано.
Она пошла к деревне, где, несмотря на ранний час, вовсю носились местные. Но они все же не были людьми, хотя и были сильно на них похожи. На голове у них росла дополнительная пара ушей, кошачьих, а позвоночник переходил в кошачий же хвост.
Дарина вспомнила, что видела таких у своего соседа, лорда Брайгана. Она даже сама пару раз подумывала завести себе любовника-кота, но те взгляды кошек в поместье аристократа вмиг отбили у нее такое желание. Они выглядели сломанными куклами, живыми марионетками, которые живут через силу. Там эти кошки были исключительно постельными игрушками, но здесь они жили свободно.
Аристократка наконец дошла до центра деревни и огляделась. К ней уже спешил один из местных, нервно потирая руки.
— Леди Дарина, мое… — промямлил он.
— Оставь, — произнесла она, — Где твоя жена?
Взгляд голубых глаз аристократки встретился с взглядом зеленых кота и спустя пару минут он сдался.
— Она в доме, — он опустил уши и указал на дом слева, у которого столпились остальные жители деревни.
Дарина двинулась туда, легко проложив себе путь через толпу. В доме на кровати лежала кошка, невидящим взглядом уставившись в потолок. Рядом сидела другая женщина и нянчила на руках младенца. Заметив вошедшую, она встала и затравленно оглянулась.
— Отдай мне его, — приказала аристократка и, подумав, добавила: — Пожалуйста.
Женщина глянула на ребенка в полотенце и передала его Дарине. Та улыбнулась и вышла.
— Но как же моя жена! — на улице ее поджидал папаша. — Ты же можешь ее спасти.
— Я ее предупредила, да и она знала о риске, — спокойно ответила она, идя к карете.
— Но…
— Мне очень жаль твою жену, — произнесла аристократка, — Но я ей помочь уже не в силах.
— Почему?
Она остановилась и повернулась к коту.
— Вот, — она глянула на ребенка, — Он истощил ее, а она бы все равно не выжила.
Лакей открыл дверь, запуская ее в карету.
— Кстати, поздравляю с сыном, — улыбнулась Дарина, — И, если что, место для еще одного слуги у меня найдется.
Аристократка взяла мешочек, лежавший на сиденье, и кинула его отцу. Он поймал его и охнул от тяжести, еще удивившись, как она взяла его одной рукой.
— Твоя награда.
Она закрыла дверь, и карета укатила прочь, оставив кота одного с мешочком золота.

***
...— Джейн, доброе утро, как там мой новый любимый малыш? — осведомился шестидесятилетний мужчина.
Время сильно потрепало Альберта Тергера: под глазами появились мешки, лицо изрезали морщины; некогда синие глаза теперь стали бледно-голубыми, от черных густых волос тоже осталось не очень много.
— Без изменений, — лаконично ответила ассистентка, разглядывая пробирку с какой-то жижей.
"Любимым малышом" были несколько живых клеток в пробирках. Трудно представить, что над этими самыми клетками, а точнее их ДНК, профессор Тергер бился уже больше дюжины лет. Но сейчас генетик зашел в полный тупик. Синтезировать белок не особенно сложно, а вот создать из него целостный организм - совершено другое дело. К тому же при клонировании одной из клеток дубликат не сохранял и половины закодированных способностей. Но профессор не сдавался: эта пара клеток была для него больше чем просто проектом, и уж тем более не только залогом его относительной свободы и благополучия. "Любимый малыш" был вызовом. Ему, Альберту Тергеру, личным вызовом на бой с объективной невозможностью. И он собирался в этом бою победить, тем более, что другого смысла в жизни исследователя не было - Альберт был одиноким человеком, и вел довольно-таки замкнутую жизнь. Ни жены, ни тем более детей у него не было.
— Хорошо, в смысле плохо, — горько пошутил профессор. — А как очередная культура? Растет?
— Да, и довольно бодро — за ночь увеличилась на пять процентов, — улыбнулась Джейн.
— А как свойства, сохранила? — Тергер заглянул в контейнер со стеклянной стенкой.
— Пока держится.
— Скрести пальцы, — улыбнулся профессор, — Если и с этой ничего не получится, можно будет сворачивать лавочку и идти на базар торговать селедкой…
— Кстати, вас там ночью домогались, — не осталась в долгу на красноречивые обороты ассистентка.
— Ага, кто? — рассеяно спросил Тергер.
— Не знаю, но сказали, что срочно, — безразлично ответила женщина.
Тергер вышел из лаборатории и направился в свой кабинет. В данный момент он находился в том самом НИИ №69. С виду институт ничем не отличался от всех остальных подобных учреждений в стране, но о его подземных помещениях знали единицы. И еще меньше людей в этих помещениях работали.
Зайдя в свой кабинет, профессор включил компьютер, где его немедленно вызвали по одной из переговорных программ.
— Слушаю, — Тергер ответил на вызов.
На экране появился совсем незнакомый человек. Что-нибудь сказать про него было сложно — все лицо было будто искажено и расплывалось.
— Доброе утро, профессор, — поздоровался странный незнакомец.
«Синтезатор», - догадался профессор.
— Вы кто? — насторожено спросил Альберт.
— Ну, скажем, Q, — дружелюбно ответил человек на экране. — И поверьте, я знаю, чем вы занимаетесь и что хотите создать…
— Если вы пытайтесь меня шантажировать, то это бесполезно, — холодно ответил Тергер.
— Послушайте меня очень внимательно, профессор. Через девять месяцев случатся две вещи: во-первых, вы познакомитесь с неким лордом Азриэлом, аристократом с севера, и, во-вторых, ваш эксперимент будет прекращен. Вопрос только в том, что именно будет причиной этих событий: или вы добьетесь успеха, или этот проект свернут. Решать вам.
Первым порывом профессора было закрыть программу и забыть об этом разговоре. Но жизнь научила его, что как раз первым порывам доверять нельзя. Особенно первым порывам.
— Пока вы думаете, я сделаю вам еще один подарок: сейчас в ваш компьютер загружается программа «Элли». Если вы хотите, чтобы больше двенадцати лет работы не пропали даром, рекомендую вам запустить ее. Это интерактивная самообучающаяся программа, которая поможет вам найти и исправить вашу ошибку с клеточными культурами. Увидимся.
Прежде чем Тергер успел что-то возразить, незнакомец отключился. Проверив номер, профессор обнаружил, что там пусто.
«А если запустить программу? - подумал Тергер. - Можно. Но где гарантии, что она поможет? Или хотя бы не удалит все материалы? С другой стороны, эта программа может решить возникшую проблему. Стоит попробовать, терять-то, по большому счёту, всё равно нечего.»
Открыв папку с программой, профессор запустил ее. Экран на миг погас, а затем там появилось лицо женщины, которую можно было без преувеличения назвать красавицей. Исключением были глаза — просто синий кружок вместо радужки, без каких либо намеков на зрачки.
— Имя? — мелодичным голосом спросила женщина. Хотя, если прислушаться, можно было понять, что мелодичность наигранная, а сам голос был сплошь машинным.
— Альберт Тергер, — с недоверием произнес профессор. — А вы?
— Элли. Как мне вас называть?
— "Профессор" будет достаточно.
— Профессор, моя задача - помочь вам с вашей работой, — не спросила, а констатировала программа, — мне требуется полный доступ ко всем вашим данным. Разрешаете?
— Да, приступай, — кивнул Тергер. Немного подумав, добавил: — Сколько времени это займет?
— Примерно два часа.
«Два часа - это очень хорошо. А еще хорошо, что есть что анализировать! А вообще, Альберт, ты молодец: в один прекрасный день ты, сам не зная, почему, доверил труд двенадцати лет непонятно какой программе весьма сомнительного происхождения, - подумал генетик. - Кто вообще такой этот Q? Гипнотизёр? Или личность еще темнее?»
Следующие два часа профессор составлял отчет. Ничего, кроме результатов работы и завуалированного слова «провал» там не было. Про программу и Q он не сказал ни слова, да и зачем? Элли в лучшем случае заберут, в худшем — удалят. А если это случится, то не видать профессору вообще никаких результатов как…
— Анализ завершен.
Профессор мигом вынырнул из раздумий и уставился на экран, где уже улыбалось лицо Элли.
— Давай, — произнес Тергер.
— Я проанализировала результаты вашей работы за последние двенадцать лет.
— А ошибка? Ты ее нашла? — нетерпеливо произнес профессор.
— Ошибки, профессор, — поправила Элли.
На экране начали высвечиваться диалоговые окна с разными диаграммами и изображениями.
— Вот здесь, — одно из окон увеличилось на весь экран, — вы не учли особенности плазмолиза. А здесь неверно выбрали среду созревания…
— Не-не-не, здесь нужен именно такой, — перебил Тергер, — Согласно исследованиям доктора МакКартни, для клеток с…
— Профессор, я владею информацией о работах доктора МакКартни в этой области. Его работы касаются только человеческих клеток, но в данном случае они… недействительны.
— Ладно, можешь рассчитать, сколько времени займет созревание целого организма, — задумчиво произнес профессор.
— Примерно девять месяцев. Но это при условии, что мы создадим новую культуру.
Девять месяцев… как и сказал Q.
— Ну что ж, раньше начнем, раньше закончим!

***
— Мама, проснись!
Дарина открыла глаза и увидела нависающие над ней два светящихся глаза. Она застонала — в комнате включился свет, хотя до выключателей никто не дотрагивался.
— Крис, что такое? — сонно спросила она.
Это был мальчишка лет двенадцати в одной пижаме. По всему телу у него шли светящиеся полосы, словно у тигра; две из них были на щеках.
— Мам, ты должна это увидеть! — он спрыгнул с кровати и подошел к окну.
Штаны были немного приспущены, чтобы хвост не мешался. Выглядел он сейчас странно: мальчишка с белыми, словно снег, волосами, такими же белыми кошачьими ушами и хвостом и светящимися полосами по всему телу стоял у окна и смотрел на небо.
— Что там? — вставать с кровати аристократке решительно не хотелось.
— Там звезда падает, — произнес Крис.
— И что? — раздраженно спросила Дарина.
— Она… кругами падает.
Сон как рукой сняло. Дарина уже через секунду была рядом и смотрела на «звезду», которая по спирали спускалась вниз.
— Крис, одевайся, — решила она. — Я скоро спущусь.
Она подошла к зеркалу, висевшему на стене, и сдернула с него ткань.
— Зеркало, быстро покажи, что там падает за окном, что там крутит виражи, что несет в мой дом, — попросила она.
Зеркало пошло волнами.
— Покажу, моя госпожа, это не комета и не звезда, это машина, кораблем названная, из другого мира прилетевшая, да во времени потерянная, на планету упавшая, тебе беду сулящая. Иди ты к ней скорей, или же он придет быстрей, команду он сожжет, а тебя — растопчет!
Дарина скривилась от такого обилия отвратных стихов. Но, что поделать, зеркала - народ прихотливый: только на стихи отвечают и только ими же и говорят.

***
Через пару недель после того, как выяснилось, что профессор Тергер сдвинулся с мертвой точки, все исследования перенесли в столицу. На подземную базу, засекреченную до паранойи. Подарок от Q, естественно, отправился вместе с исследователем. И вот, через девять месяцев, исследования почти завершились.
— Подтвердите личность.
Тергер приложил руку к специальной панели. Пару секунд "подумав", панель засветилась зеленым, и тяжелая стальная дверь отъехала в сторону. Профессор вошел в помещение, которое больше напоминало стальной ящик, чем лабораторию. Стены покрыты алюминием, как и пол, так что невольно чувствуешь себя пленником. В противоположном конце зала располагалась стеклянная сфера, наполненная чем-то, напоминающим воду. В ее центре висело человекоподобное нечто, к телу которого тянулось множество сяких трубочек. На голове у существа была пара кошачьих ушей такого же синего цвета, как и волосы, но во всём остальном оно, по крайней мере, на первый взгляд, выглядело пятнадцатилетним подростком. Хвоста у него не было. Почему в результате двенадцати лет работы у Тергера появилось именно это, понять было сложно. Да и вообще вышло не пойми что: из ста сорока пяти запрограммированных качеств наличествовало всего только тридцать шесть, но спецслужбам с лихвой должно было хватить и этого. Так, например, одним из этих заданных свойств был ужасающей силы телекинез. По расчетам Элли, если существо раскроет весь свой потенциал, оно вполне сможет разорвать всю планету. Так что, несмотря на то, что товар получился «бракованный», правительство его одобрило.
— Элли, как? — лаконично спросил Тергер.
— Объект вошел в последнюю стадию созревания. Пробуждение через сто три минуты, — так же лаконично ответила программа.
Профессор подошел к сфере и коснулся ее ладонью.
— Скоро, совсем скоро…
Следующие двадцать минут Альберт сидел у себя в кабинете за столом и составлял последний отчет по проекту «МАХ», как его назвали. Почему назвали именно так, Тергеру не ответили, и профессор решил, что они и сами не знают. Конечно, изложить все в официальном тоне было сложно, но Тергер боролся со своим оптимизмом как мог.
— Профессор, вас вызывают, — раздался голос Элли.
Тергер уже не в первый раз замечал, что с тех пор, как Элли сделали центральной операционной системой, она начала наглеть.
— Кому я нужен? — недовольно спросил он.
— Он назвался лордом Азриэлом, и сказал, что это сверхсрочно.
— Ну, уж если сверхсрочно, то соединяй, — с иронией произнес Тергер.
На экране появился человек в бронзовой маске, которая закрывала почти все лицо, кроме подбородка и рта. Маска изображала то ли кота, то ли кого-то из крупных кошачьих. Тело ниже подбородка было скрыто сине-фиолетовыми одеждами, которые почему-то показались генетику странными.
— Добрый день, профессор, — поздоровался Азриэл.
У Тергера появилось острое чувство дежавю. Точно так же его вызвал Q. Кажется, даже поздоровался той же фразой…
— Слушаю вас, — спокойно произнес он.
— Профессор, я знаю, что ваш проект будет скоро завершен, — сразу перешел к делу Азриэл, — И я готов предложить вам хорошие деньги за него.
— И сколько вы дадите? — с наигранной заинтересованностью спросил Тергер.
— Вы скажите, сколько.
— Шестьсот миллионов, — он произнес первую пришедшую на ум цифру.
— Не вопрос, когда и где? — сразу же согласился аристократ.
— Стоп-стоп-стоп! Вы это серьезно? — удивился Тергер.
— Абсолютно.
— Тогда можете взять эти шестьсот миллионов и засунуть себе их куда подальше! Во-первых, это государственный заказ, а во-вторых, я по личным причинам никому не собираюсь отдавать Макса.
— Макса? Любопытно… Хорошо, профессор, если вы захотите поговорить, то приезжайте ко мне в поместье. Адрес Вам пришлют, — Азриэл отключился.
Едва профессор восстановил дыхание вместе с душевным равновесием и откинулся в кресле, завыла сирена. Тергер подскочил:
— Элли, что такое?
— Макс просыпается.
— Но ещё же слишком рано!
Генетик бросился в зал со сферой, где был меньше получаса назад. Приложив ладонь к панели, он почувствовал, как вибрирует поверхность.
— Плохо дело...
В самой лаборатории профессор застал немую сцену — пара лаборантов бешеными глазами уставились на сферу. Когда Тергер повнимательнее присмотрелся, то сам увидел, что Макс действительно проснулся и сейчас невидящим взглядом смотрит на своего создателя. Зрачков у него не было, только сине-голубая муть. Сама же сфера пошла трещинами, а жидкость в ней закручивалась каким-то странным водоворотом.
— Элли, отключи его, живо! — крикнул профессор.
— Кто-то блокирует мои команды.
— Ладно, все вон, быстро! — Альберт замахал руками.
Лаборанты побежали к выходу. Когда последний из них скрылся за дверью, сфера разбилась. Тергер закрыл лицо руками, ожидая, что осколки сейчас полетят в него, однако их не последовало. Он глянул на то место, где была сфера, и увидел, что стеклянное крошево, вопреки всем законом физики и логики, медленно и почти величественно кружится над бывшей колыбелью Макса. Альберту стало жутко. Окончательно проснувшиеся существо перевело уже осмысленный взгляд с профессора на потолок, и лаборатория заходила ходуном. Со столов и из шкафчиков к разбитой сфере полетели всякие склянки, мензурки и листки с записями. С носа Тергера свалились очки, и мир немного утратил четкость. В лаборатории тем временем началось что-то совсем уж невообразимое, больше всего смахивающее на сцену из фильма ужасов - стены деформировались, от них со скрежетом отделялись клочья алюминиевой обшивки. Пару особенно невезучих шкафчиков разнесло в щепки, которые тоже втянул в себя сюрреалистический мусорный смерч. На потолке, куда смотрел Макс, образовывалась глубокая вмятина, словно кто-то невидимый с огромной силой давил на него; по краям вмятины начал рваться металл.
— Макс, не надо! Остановись, — в отчаянии крикнул профессор.
С этой фразой кусок потолка с грохотом обрушился, но законы физики снова не подействовали, и кусок улетел вверх. Затем еще раз и еще. После нескольких десятков ударов из дыры в потолке полился солнечный свет.
— Профессор, уходите! — скомандовала Элли, почти по-человечески пытаясь перекричать адскую музыку разрушения.
За спиной Альберта появился кто-то из ассистентов и, схватив его за руку, вытащил из зала. Профессор успел заметить, как Макс слегка улыбнулся и взмыл вверх.
— Убежал, — прошептал Тергер, — Убежал…



Глава 2. На балу у аристократа.

— Ваши имена? — бесстрастно произнес дворецкий.
— Альберт Тергер, — кинул профессор.
— Элли Тергер, — сказала программа.
— Жена? — поднял бровь дворецкий.
— Дочь! — рявкнул Альберт.
— Проходите.
Профессор, взяв под руку Элли, прошел к особняку лорда Азриэла.
— Профессор, должна вам напомнить, что мы с вами не связаны кровными узами, — заметила Элли.
— А как еще мне тебя представить? — риторически спросил Тергер. — Кстати, как тело?
— Полностью функционирует, — пригладила волосы она.
В институте кибернетики у Тергера были хорошие связи, но даже с ними достать для Элли тело было непросто. Кроме того, ее программа потребовала специального модуля данных, который друзьям профессора пришлось собирать на ходу. Хотя в итоге получилось не так уж плохо, и теперь красавица с монитора шля рядом с Тергером.
Труднее было пережить побег Макса. За эти девять месяцев профессор Тергер начал думать о нем как минимум о сыне. А вот теперь он сбежал и это стало настоящим ударом для профессора.
Альберт и Элли подошли к поместью лорда Азриэла. Сооружение было величественным и пафосным — слева и справа были небольшие башенки, а крыльцо немного выступало вперед. Сад был весь заполнен синими цветами. Тергер заметил, что более половины из них розы. Ему вспомнился проект, который он со своим тогдашним другом задумал — создать синие розы. Это был его первый опыт в генетике, и, как оказалось, довольно успешный. Перед самым поместьем стоял фонтан со статуей волка в центре, из задранной кверху пасти которого била струя воды.
— Захлебнулся, бедняжка, — проворчал Тергер.
— Профессор, это просто декорация, — напомнила Элли.
Альберт тяжело вздохнул — все-таки она программа, и юмор понимает с трудом. Точнее, вообще не понимает.
Возле входной двери уже стояли слуги, которые помогли гостям раздеться и указали путь в зал. Немного пройдя по коридору, профессор и Элли вошли в огромный зал. На потолке висело пять люстр по три яруса ламп на каждой. Кроме того, на стенах висели бра, хотя в зале и так было светло, как днем. Окна у левой стены были завешены сине-фиолетовыми шторами, а у правой стоял стол с закусками. У противоположной от входа стены стояло некое возвышение, служившее сценой.
Элли уставилась туда, будто там было нечто особо интересное.
— Элли?
— Я ищу лорда Азриэла, — ответила она, — Полагаю, он где-то в зале.
Предыдущая мелодия прекратилась и заиграла другая музыка.

Твой корабль уплывал в грозу под парусами,
Ты вернуться обещал, и будь что будет с нами,
В море я смотрю весь день и хожу по краю,
Буду лишь тебе верна, хоть я и не святая.

Тебя ждала я, жаль, нет крыльев за спиной,
Тебя ждала я, полетела б за тобой,
Тебе ждала я, помнят камни и вода,
Тебе ждала я, но осталась здесь одна.

— Элли, напомни, ты танцевать умеешь? — осведомился профессор.
— Во мне заложено более шестнадцати видов танца, кроме того, моя программа постоянно обучается и ада…
Тергер взял ее руку и закружил в танце, прекратив этот словесный поток. Элли в разговоре иногда заносило, но за девять месяцев Альберт к этому привык.

То кольцо, что мне дарил, я подарила морю,
Пусть удача к нам придет, пускай уходит горе.
Говорили все вокруг, что недолго быть нам вместе.
Осенью, в дождливый день, пришли дурные вести.

Тебя ждала я, жаль, нет крыльев за спиной,
Тебя ждала я, полетела б за тобой,
Тебя ждала я, помнят камни и вода,
Тебя ждала я, но осталась здесь одна.

Написал он мне письмо, в нем речь повел такую:
В незнакомом мне порту нашел себе другую,
Расскажите все ему, когда меня не станет,
Зелье, что сварила я, уж точно не обманет.

Тебя ждала я, жаль, нет крыльев за спиной,
Тебя ждала я, полетела б за тобой,
Тебя ждала я, помнят камни и вода,
Тебя ждала я, но осталась здесь одна.

Протанцевав круга четыре по залу, Тергер с Элли наконец-то заметили того самого лорда Азриэла. Как ни странно, аристократ был не один. С ним под руку стояла неизвестная светловолосая дама и о чем-то негромко говорила с хозяином поместья.
— Ну что вы, леди Дарина, как же так можно? — в шутку спросил Азриэл.
Аристократ был одет так же, как и в прошлый раз — все та же бронзовая маска на лице, все те же сине-фиолетовые одежды. Черные волосы были собраны сзади, хотя они были не длиннее плеч.
— Лорд Азриэл, я серьезно говорю, — улыбнулась Дарина.
Одета она была в белое платье, а на плечи накинута такая же белая шаль. На руках белые перчатки до локтя с какими-то узорами на них. На вид ей около тридцати лет, но точнее сказать было трудно. Глаза лишь подчеркивали красоту лица — синева отдавала холодом. Было нечто в них такое, что заставляло одновременно бояться и уважать. Такие люди могли оказывать огромное влияние на других, не прибегая к угрозам или шантажу.

Только ветер злой стучит ко мне в окошко,
Я совсем одна, холодна.
Подойди ко мне, согрей меня немножко,
Может я очнусь тогда.

Тебя ждала я, жаль, нет крыльев за спиной,
Тебя ждала я, полетела б за тобой,
Тебя ждала я, помнят камни и вода,
Тебя ждала я, но осталась здесь одна.

Тебя ждала я, жаль, нет крыльев за спиной,
Тебя ждала я, полетела б за тобой,
Тебя ждала я, помнят камни и вода,
Тебя ждала я, но осталась здесь одна.

— О, профессор Тергер, рад вас видеть, — почти искренне улыбнулся Азриэл.
Альберт встретил его хмурым взглядом — он ни секунды не сомневался, что именно Азриэл как-то вынудил Макса проснутся раньше срока. Доказательств не было, даже косвенных, но что-то говорило Тергеру, что это он.
— Эллизабет Тергер, — сделала реверанс Элли.
Лорд осмотрел ее с ног до головы, правда, сказать, заинтересовался он или нет, было трудно — под маской не видно лица.
— Дочь? Или… — протянул аристократ, целуя руку андроида.
— Дочь, — кашлянул в кулак Альберт.
— Леди Дарина, — представилась аристократка.
— Рад видеть, — поцеловал руку Дарины Тергер.
— Ну, если все познакомились, то пора поговорить о деле, — сказал Азриэл, когда вся компания подошла к одному из столов. — Я в курсе тех событий, которые произошли у вас в лаборатории. И о побеге мне тоже известно многое.
Тергер и не удивился, лишь еще сильнее уверился в своих подозрениях.
— У вас есть координаты Макса? — перебила Элли.
— К сожалению, нет. Однако я могу найти его самого, — снова улыбнулся аристократ.
— Как?
— Профессор, что-то вы молчаливы, а ваша дочь, напротив, слишком разговорчива, — слова «для программы» Азриэл проглотил.
— Я в порядке, — пробурчал Тергер. — Как вы можете его найти?
Азриэл сделал глоток шампанского из одного из стаканов, стоящих рядом на столе, и продолжил:
— Мы, аристократы, имеем намного больше сведений о таких, как ваш Макс, и о том, что они могут.
— «Они»? — переспросила Элли. — Неужели кто-то создал еще одного? Нам об этом ничего не известно, и в базе данных…
Тергер взял ее за руку, намекая, что пора бы прекратить.
— Что вы, нет, конечно же. По сути, ваш отец, — слово «отец» Азриэл особо выделил, — первый, кому удалось создать одного из них искусственным путем. До этого они появлялись на свет посредством случайных мутаций. Ну, вы-то, профессор, больше меня понимайте в генетике.
Эту снисходительную улыбку Тергер прощать не хотел.
— Еще бы, — произнес Альберт, — Но кто они такие?
— Дарина, свет мой, ты же привезла то, что я просил? — нежно спросил Азриэл.
Нежность была насквозь фальшивой, но аристократка словно этого не заметила.
— Как же иначе, любовь моя? — произнесла она и щелкнула пальцами.
Через пару секунд сзади подошел кто-то из слуг и вручил леди Дарине белый тубус с золотыми узорами. Тергер заметил, что это был не один из слуг Азриэла, которые сновали по залу в сиреневых костюмах, а ее личный фаворит, весь в белом. Аристократка насмешливо помахала тубусом у маски Азриэла и пошла к выходу из зала. Лорд жестом предложил гостям следовать за ней.
Выйдя из зала и немного побродив по коридорам поместья, компания, наконец, зашла в помещение, которое скорее напоминало библиотеку, чем кабинет. Пройдя к столу, стоящему точно в центре комнаты, леди Дарина открыла тубус, достала оттуда некий свиток и начала бережно разворачивать его на столе. В зал тем временем зашел еще кто-то. Лицо незнакомца скрывала маска, вся белая, только с треугольными прорезями для глаз. Из одежды на вошедшем был только плащ с капюшоном, скрывающий все остальное. Дальше порога гость не пошел, оставшись стоять возле двери.
«Охрана», — понял Тергер и кивком головы указал на вошедшего Элли. Та кивнула.
— Похоже, он из слуг Дарины, — прошептала она, делая вид, что рассматривает корешки книг.
— Странно, что не Азриэла.
Тергер тоже решил посмотреть книги, благо аристократы пока только что-то обсуждали, и подошел к шкафу у противоположной стены. Книгам на вид было больше лет, чем Тергеру, однако, взяв одну из них, профессор увидел, что они в прекрасном состоянии. Пробежав глазами страницу, Альберт с удивлением обнаружил, что это что-то по ксенобиологии. Вчитавшись в странный шрифт, можно было различить слова.
«В организмах такого типа заложены все предпосылки для выживания в любых средах и быстрого захвата территорий. У таких организмов очень развит инстинкт защиты территории, а потому они не терпят нарушителей.
Одной из главных его особенностей является люминесценция в видимом спектре излучения. Обычно клетки образуют светящиеся полосы на руках и/или лице, которые…»
— Заинтересовались, профессор? — лорд Азриэл заметил, как Тергер замер с книгой в руке.
— Не знал, что вы увлекайтесь таким, — лорд потряс книгой и поставил ее на место.
— Мой подарок, — ответила Дарина.
Альберт и Элли подошли к столу, где аристократы уже развернули свиток. Подойдя поближе, стало понятно, что это не карта, как подумал профессор, а наполовину стертый текст. Кроме того, в центре свитка было какое-то изображение, но понять, что это, было невозможно.
— Мне прочитать? — насмешливо спросила леди Дарина.
— Ну что ты, я сам прочитаю, — ответил Азриэл.
Пару минут повозив пальцем по свитку, Азриэл зачитал:
— «И пришли они со звездой огненной, и возрадовалась земля, и реки, и горы, и всякая тварь живая. И были они словно дети с ликом старцев…»
—Нет, наоборот, — запротестовала Дарина, — «Как старцы с ликом детей».
— Мне продолжить? — уточнил Азриэл, — «Гнев их был ужасен: дрожала земля, кипела вода, а камень растекался ручьями».
— Альберт, в вашей лаборатории не появлялось никаких странных жидкостей после того, как Максим сбежал? — спросила леди Дарина.
— Для вас профессор, — холодно уточнил Тергер, — А насчет жидкостей… Да, было дело.
Профессор тут же вспомнил, как, идя по разрушенной лаборатории, он наступил на одну из пробирок, которая растеклась под его ногой. Но никаких предпосылок для такого жидкого состояния не было — температура и состав стекла были такими, как и обычно.
— Так я и думала, — произнесла леди Дарина, — Это древние хроники, написанные около трех тысяч лет назад. Этот отрывок еще самый понятный, остальное вообще сущая метафора. Суть в том, что какие-то существа прилетели на нашу планету и поселились тут…
— На этой планете? — удивилась Элли.
— Да, — ответила Дарина. — Мало того, их гены до сих пор блуждают в крови котов, ожидая удобного случая. В числе них открытый вами ген телепатии, профессор. Никто кроме вас не смог объединить их и создать одного из тех изначальных.
— Но есть одно обстоятельство, которое все кардинально меняет, — леди Азриэл подошел к Тергеру почти вплотную. — Ни один из этих телепатов и телекинетиков не может выполнить свое предназначение.
— Какое предназначение? — спросила Элли, гневно сверкнув глазами на него.
— Добраться до Горизонта Событий, — ответил Азриэл, — Попав туда, можно менять пространство и время по своему усмотрению. Человек, попавший туда, станет демиургом.
— Я так понимаю, это место не на этой планете? — уточнила Элли.
— Правильно понимаешь, милочка, — произнесла леди Дарина, — Как только у Макса на спине появится татуировка, он узнает дорогу. Мы, аристократы, издавна искали способ туда попасть, и теперь вы преподносите нам его на блюдечке. Предупреждаю вас только один раз — не стойте у нас на пути, а не то я вас смету.
Все удивление мигом слетело с лица Тергера.
— Элли, мы уходим. Сейчас, — твердо произнес он.
Они направились было к двери, но путь им перегородил тот самый незнакомец в маске.
— К сожалению, вы никуда не уйдете, — произнесла Дарина.
— Это еще как посмотреть, — зло сказала Элли.
Она достала пистолет и, наставив его прямо в маску незнакомцу, спустила курок. Раздался выстрел, и во все стороны полетели осколки фарфоровой маски. Но под одеждой уже никого не было.
Дарина повернулась к тому, кто стоял позади нее.
— Крис, не дай им уйти.
Парень кивнул и пулей вылетел из библиотеки.
Элли и Альберт нашли обратную дорогу в зал, но только Тергер попытался пройти к выходу, там мигом появилась охрана Азриэла.
— Сюда.
Элли потянула его к сцене. Мелодия как раз закончилась, и гости решили передохнуть от танца.
— Залезай на сцену, — крикнул кто-то сверху.
Альберт посмотрел вверх и увидел мужчину лет тридцати со шрамом возле левого глаза.
— Жить хочешь? Давай быстрей! — крикнул он и буквально втащил профессора на сцену.
Элли уже была там и, схватив профессора за рукав, помогла мужчине. В это же самое время в зал вошел еще кто-то. Элли с удивлением отметила, что это существо отдаленно похоже на кота: у него были светящиеся полосы по всему телу. Альберт тут же вспомнил цитату из книжки, и хотел было что-то сказать, но его ослепила вспышка зеленого света.
Оглядевшись, Тергер увидел довольно-таки странную компанию. Первым он заметил киборга с зеленым святящимся глазом. Все его тело было покрыто чем-то вроде механического экзоскелета, несколько пластин было даже на лысой голове. Рядом со странным киборгом стояла рыжая девушка, лет двадцати пяти, у которой профессор заметил складку на переносице. Девушку обнимало за талию нечто, что даже описать словами было сложно. Все тело этого существа было покрыто серо-стальным мехом, равно как и метровый хвост сзади. Голова казалась кошачьей, но словно подстроенной под человека. Руки и ноги были схожи с лапами, но на руках были нормальные пальцы, а не то, что у обычных зверей. После осмотра профессор вспомнил всех кого мог не очень цензурными словами и с ошарашенным видом сел на пол, держась за сердце.
— Кажется, мне плохо, — убито произнес он.
Перед глазами заплясали цветные круги, а зрение временно ему отказало. Но все же Тергер смог разглядеть, что на зал в поместье Азриэла это помещение походила мало. Затем комната качнулась и потолок оказался прямо перед глазами Альберта. Точно не поместье — тут нет люстр на потолке.
— Сердце, — произнес странный зверь, приложив большое ухо к груди Тергера, — Дай мне лормедрал.
Девушка ушла из поля зрения, но через секунду вернулась с какой-то продолговатой трубкой. Внутри что-то плескалось, а на конце была небольшая игла. Зверь умело взял его в руку и вколол профессору.
— Так, лежите, — произнес он, не давая встать, — У вас только что чуть не случился микроинсульт. Скажите спасибо, что я был рядом!
Девушка подошла к нему и шутливо толкнула его.
— Да, Каин, как скажешь, Каин, ты у нас тут гений, — забормотала она.
Каин закатил глаза и куда-то ушел. Профессор еще раз глянул на девушку и таки потерял сознание, перед этим пробурчав: «Куда я попал..?»

Утро встретило Тергера странным ощущением легкости во всем теле и головокружением.
«Так, пониженное давление», — определил он. — «С какой радости?»
Профессор был гипертоником, так что такое странное состояние испытывал крайне редко. Он уже смирился, что временами у него появляется пульсирующая боль в голове, но к такой легкости он не привык.
Тергер огляделся и обнаружил себя в той же комнате, где, похоже, и потерял сознание. Потолок-то уж точно не мог поменяться. Слева стояла еще одна койка на одной большой ножке, вплавленной в пол. Справа обнаружились ее "сестры" в количестве трех штук. У последней стоял стол с креслом, тоже на одной ножке, так же вплавленной в пол. На столе вертикально стояло какое-то стекло в рамке, а перед ним было еще что-то, что Тергер разглядеть не мог. Двери он не заметил. Странно, как же они отсюда выходят?
Как только он об этом подумал, часть стены изменила свой цвет с бледно-желтого на коричневый и бесшумно уползла в строну. В образовавшийся проем вошла Элли и та рыжая девушка.
— Профессор, как вы? — спросила Элли.
— Хорошо, спасибо, — ответил он, свесив ноги с кровати, — Где я?
— Добро пожаловать на «Эллизабет», — произнесла рыжая, — Меня зовут Аманда Кленкер. Лейтенант Аманда Кленкер.
— «Эллизабет»? — удивился профессор, — Это корабль? Мы что, в море?
Девушки переглянулись. Они пару секунд играли в гляделки, после чего Элли с обреченным видом повернулась к Альберту.
— Профессор, — начала она, — Я должна вам кое-что сказать. Я на самом деле не программа, а корабль.
Альберт медленно кивнул, силясь переварить полученную информацию. Пока выходило плохо.
— Точнее, я искусственный интеллект, заложенный в компьютере этого корабля, — Элли обвела рукой все вокруг, — И мы сейчас у меня на борту.
Тергер пару минут молчал.
— Ну, ты и даешь! — произнес он, наконец.
Аманда и Элли удивленно переглянулись. Они ожидали чего угодно, но точно не такой фразы.
— И как же ты, корабля, сумела перенестись на мой компьютер? — ехидно спросил он.
— Шесть помог преобразовать мою программу…
— Стоять! — хищно улыбнулся Тергер, — Ты же вроде как искусственный интеллект?
— Я программа, — четко произнесла Элли, — Внедренная в компьютер этого корабля и запрограммированая взаимодействовать с экипажем...
— Но ты на самом деле не разумная, да? — спросил он, — Всего лишь набор этих… алгоритмов?
Элли плотно сжала губы. Если бы она могла плакать, то сейчас бы разревелась.
— Для вас да, — произнесла она и быстро вышла вон.
Тергер поглядел ей вслед, затем перевел взгляд на Аманду.
— Мне кажется, это было очень грубо, — отчеканила она и вышла вслед за Элли.


В следующие полчаса в медотсеке собралась вся небольшая команда корабля. Капитаном оказался хмурый мужчина со шрамом у левого глаза. Его звали Энрико Винланд и у него, в отличие от Аманды, не было складки на переносице, что профессора немного удивило. Того странного зверя звали Каин Нирлен и он был кем-то вроде штурмана. Элли говорила что-то о телепатическом управлении, но профессору было гораздо более интересен сам Каин. Уж очень хотелось взглянуть на его ДНК — Тергер был готов поклясться, что такого сочетания генов еще нигде не видел. Первым помощником был киборг с каменным выражением лица. Казалось, даже когда он говорил, выражение не менялось. Имя у него было особо интересное: Шесть из Двенадцати. Он еще упомянул, что это сокращенный вариант. Теперь Альберт заметил, что кожа у него неестественного бледно-серого цвета. Он был вроде как еще и главным инженером, но Альберт не особо вникал. Ну и наконец, та самая Аманда, которая была тактическим офицером и специалистом по оружию.
Он успел выяснить еще несколько любопытных вещей. Во-первых, это был космический корабль, а потому и технологии на нем были на порядок совершеннее, чем на планете. Например, из поместья Азриэла его и Элли доставили на борт с помощью транспортера. У Альберта побежали по спине мурашки, когда киборг ему скал, что это устройство расщепило его на молекулы и потом собрало вновь. Во-вторых, они сейчас находились в Юторских горах, приземлившись в одной из множества горных долин. Корабль давно замело снегом, а потому обнаружить его было трудно, если только не искать специально.
— Ну, и чем вы все, ребята, тут занимайтесь? — спросил Тергер. — Я уже понял, кто и что вы, а потому отвечайте: зачем на нашу планету прилетели?
— Мы не столько прилетели, сколько разбились, — произнесла Аманда.
— Мы попали в ионный шторм и были вынуждены совершить аварийную посадку на этой планете, — ответил Винланд, — И застряли тут.
Тергер вопросительно изогнул бровь.
— Нам нужны кое-какие запчасти для корабля, — произнес Шесть, — И без них про полеты в космосе можно забыть.
— Раздобыть их не сложно, — произнес Винланд, — Я спрашивал в городе, но денег у нас ни гроша.
— И всего-то? — удивился Тергер, — Это не проблема…
Он остановился и немного подумал. Интересно, они про Макса знают? Наверняка, ведь именно капитан послал Элли к нему в помощь (профессор выяснил это еще в начале беседы).
— … вот только я тоже хочу вас кое о чем попросить, — произнес он.
— Профессор, мы нашли Макса, — тут же догадалась Элли.
— Что? — спросил он, — Где?!
— В Сайгарском Хребте, — ответила Элли и пояснила остальным, увидев удивленный взгляд Каина, — Это на севере.
— Элли, чего мы ждем..? — Начал было Тергер.
— Минутку, — перебил его капитан Винланд, — Сначала вы купите все необходимое для корабля, а уж потом мы займемся Максом вашим.
Альберт долго смотрел в карие глаза Энрико, после чего согласился.
— Как скажете.

***
Леди Дарина отошла от зеркала и прошлась по комнате. Значит, пришельцы уже знают о том, где Макс, но теперь знает и она. А знают ли они о том, кто он такой на самом деле? И знают ли они, что она знает, что они знают? И что они будут делать?
— Чем еще могу помочь я, моя прекрасная госпожа? — спросило зеркало.
— Теперь все, зеркало мое, — ответила она, машинально подобрав рифму.
Изображение команды «Эллизабет» исчезло, а вместо него появилась обеспокоенная блондинка, ходящая по комнате. Дарина посмотрела на свое отражение, ища новые морщины, но ее лицо было так же безупречно красиво, как и вчера, и позавчера, и даже двенадцать лет назад.
Крис уже неоднократно спрашивал, почему она не стареет, на что аристократка отвечала, что так уж вышло. Как ему объяснить, что она не только не стареет, но и понимает язык птиц и зверей? Как сказать, что она словами может стереть город с лица земли? Как ему сказать, что она может прочесть даже текст на языке, который впервые она видит и узнать содержание книги, только посмотрев на обложку? Как сказать о том, что она заклинательница?
Дарина отбросила мрачные мысли и снова посмотрела в зеркало.
— Надо туда добраться быстрее, — сказала она сама себе.
В зеркале появилось изображение Сайгарского Хребта.
— Что же, капитан Винланд, — произнесла леди Дарина, — Что же будет первым: моя магия или ваша технология?

@темы: G, В процессе, Макси, Приключения, Фантастика

   

Свитки_Мёртвого_Моря

главная